12:12 

Чертяга. Часть вторая

Mixxxaru-san
Страшнее кошки зверя нет
АВТОР:Mixxxaru-san
НАЗВАНИЕ: Чертяга
СТАТУС: закончен
БЕТА: нет, но в с середины Rin Paranoid Slumber
РЕЙТИНГ: уже NC-17
КАТЕГОРИЯ/ЖАНРЫ: Slash/Angst, Humor, Romance
ПЕРСОНАЖИ/ПЭЙРИНГ: J69/ Jussi69
РАЗМЕР: уже Midi
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: сама не знаю. Герои страдают фигнёй. Юрки допекает Юсса. И это только начало...
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: опять не знаю. Ну, в общих чертах - гомофобно настроенным личностям не читать, или если уж прочитали - не топать ногами и не брызгать слюной.
ОТ АВТОРА: мой первый слэш... Судить не очень строго, плиз!
ДИСКЛЕЙМЕР: фанфик был создан не с целью извлечения прибыли, и... Да, хотелось бы мне повладеть всеми этими героями, но увы! Они общественные, и я имею на них ровно столько же прав, сколько и остальные граждане планеты
ПРАВА РАЗМЕЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИЙ: ну размещайте, только мне скажите, кто, где и когда

Юрки призадумался, - дети от Юсси? Чего-чего, а этого он точно не хочет. Так, что еще? Семья, любящие люди... Люди. Любящие. Те, кто рядом. Те, кто поддержат. Те, кому можно довериться. Те, кто примут тебя таким, какой ты есть. С твоими дурацкими страхами. С твоими вспышками гнева, которые очень часто обрываются попыткой убить кого-то. С твоими алкогольными замашками и внезапными исчезновениями. С твоей больной задницей, в конце концов! Юрки закрыл ноутбук и продолжил размышления. А кто у него есть из таких близких? Ану и Юсси. Ага, теперь можно сделать две колоночки, одну назвать «Ану», другую «Юсси», и вписывать туда сначала положительные качества, а потом отрицательные. Солист группы 69 глаз усмехнулся, и понял, что мысленно так и сделал. Ладно, начнем с Ану. При мысли о Юсси у него возникало нехорошее ощущение, что он, малость, пидорок. Значит Ану. Ану Киивери. Какие у нее положительные качества? Э... красивая. Да... – Юрки со всей силы приложился головой об ноут, понимая, что на этом ее положительные качества иссякли. Ладно, перейдем к Юсси. Веселый. Позитивный. Общительный. Терпеливый (в отличие от Ану). Прощает быстро (в отличие от Ану). Не возмущается, когда Юрки уходит в запой (в отличие от Ану). Заботливый (в отличие от Ану). Всегда готов выслушать и помочь (в отличие от Ану). Не разбалтывает другим его секреты (Юрки терзали смутные сомнения, что этот пункт тоже подходит под категорию «в отличие от Ану»). Без особых закидонов (в отличие от Ану). Всегда рядом (в отличие от Ану). И еще с ними обоими Юрки спал, поэтому их можно равнять под одну гребенку. А самое главное, Юсси занимает довольно значительное место в его сердце, и он не сможет уже без него. Вампир из Хельсинки свернулся калачиком и продолжил делать печальные выводы. Так почему же он, будучи натуралом, решил соблазнить барабанщика? Потому что однажды умерла надежда встретить свою большую и чистую любовь из сказки. Он не сможет жить с нелюбимым человеком, при этом самыми любимыми оказались его мама и парни из группы. Особенно Юсси. Вокалист чуть не заплакал, вынося себе приговор: великий и ужасный вампир из Хельсинки Юрки Пекка Эмиль Линнанкиви решил сменить ориентацию от безысходности. В ужасе от проделанной работы он зарылся в одеяло. Полежал так недолго, и почувствовал, как давит тишина и мрак. Уже стемнело. Юрки сглотнул, чувствуя, как подкатывает страх. Внезапно телефон взорвал это молчание бодренькой мелодией, на дисплее высветилась довольная мордаха любовника солиста. Нажал на вызов:
-Алло?
-Привет, как дела?
-Нормально.
-Чем занимаешься, лирику пишешь?
-Да.
-А что хочешь делать?
-Писать.
-Не придешь ко мне?
-Нет.
-Почему? Приходи, тебе, наверное, страшно.
-Мне нормально.
-Хм... Прочитай мне что-нибудь из последнего.
-Ну хорошо, я ничего не писал, я спал.
-Один?
-Да, один! К чему этот допрос? Ты соскучился, что ли?
-Да, - беззастенчиво ответил Юсси, - ты там точно один?
-Точно. Ты меня ревнуешь?
-Может быть. Оглядись вокруг, видишь живые лица?
-Юсси, черт, чего ты добиваешься? Не веришь – приди и проверь!
-То есть, ты меня приглашаешь?

Юрки нажал на отбой и бросил телефон. Приглашать Юсси после сделанных выводов не позволило его эго. Тем временем бездействие уже надоело, и он встал, прошел по комнате, включил свет. Теперь страх нахлынул на него с удвоенной силой. Здесь-то светло, но вот в остальной квартире... Боясь включать музыку, он прошел на кухню. Музыка могла заглушить чужие шаги, и он даже не увидит лицо своего убийцы. Юрки бросило в холодный пот. Страх липкими пальчиками взял его за глотку, и теперь уже не помогали никакие уговоры быть взрослым человеком и перестать бояться. Нужно пойти в бар, там людно, там не страшно. Для этого нужно пройти по длинному темному коридору в прихожую. Он не мог, во тьме его поджидали все возможные кошмары. Тогда нужно хотя бы налить себе воды. Он встал и с ужасом услышал звук собственных шагов по полу. Скрипнула половица. Как хорошо, что он дышит бесшумно! Или его все-таки слышно? Безумное сердце так громко колотилось, что, казалось, его биение слышно в соседней России. Не в силах пройти за водой, он сел обратно. Майка намокла от пота и прилипла к телу, Юрки прикрыл глаза, но тут же распахнул их, боясь упустить кого-то из темноты. Через некоторое время к нему пришло осознание того, что если он двинется, то его убьют. Он сидел и только вращал глазами, животный страх не впускал в голову ни единой мысли. Прошло еще несколько десятков минут, когда раздался дверной звонок. Солист вздрогнул и абсолютно точно понял, что за дверью стоит его смерть. Он продолжал сидеть полностью неподвижно, а звонки настойчиво продолжались. Эти звуки сводили с ума, защемило где-то на уровне солнечного сплетения. Потом звонок замолчал, и Юрки стал ждать, когда они войдут. И точно, через некоторое время ключ заворочался в замочной скважине. Возможно, он еще может защититься, это кухня, здесь должен быть нож. Одними глазами он обвел помещение и увидел спасительный клинок, но не мог встать за ним. Слишком далеко. Дверь открылась, и кто-то вошел. Вокалист стал с ужасом и молча ожидать своего конца. Кто-то недолго повозился в прихожей и в коридоре послышались неотвратимые шаги.
-Юрки!
Внезапно он обрел возможность двигаться и испустил судорожный вздох. Юсси увидел его и вбежал на кухню:
-Юрки, Юрки, - он обнял солиста и поцеловал в волосы, - испугался? Солист уткнулся ему в грудь и обнял, понимая, что все это был всего лишь просто приступ страха. Юсси продолжать его утешать:
-Я здесь, все в порядке. Все будет хорошо. Ты весь мокрый... – драммер поцеловал его в щеку и отпустил. Певец оперся локтем на стол, подпирая голову. Юсси еще что-то говорил, подогревая воду, а у него потекли слезы. Юрки заметил это, лишь когда одна слеза добежала до уровня носа, а за ней появилась и вторая. Барабанщик повернулся и увидел то, чего очень давно не видел – лицо его друга было абсолютно обычное, не покрасневшее, не выражающее каких-то особых эмоций, но на щеках виднелись мокрые следы, одна слезинка уже сорвалась, а другая трепетала на подбородке. Не желая смущать его, Юсси ничего не сказал, а лишь сел рядом и снова обнял. Юрки вновь уткнулся в рубашку, пропитанную до боли знакомым парфюмом, и заставил разум замолчать, вбирая в себя поступающую информацию, но не обрабатывая ее. Ему нравилось просто чувствовать руки Юсси на своей спине, просто вдыхать аромат родного тела, трепать его волосы. Щелкнул чайник, но его проигнорировали. Барабанщик шепнул Юрки:
-Я буду рядом, тебе нечего бояться. Все будет хорошо, - затем посмотрел ему в глаза и спросил, - Сильно болит?
-Что?
-Задница твоя?
Вокалист махнул рукой и отвернулся. Юсси стал покрывать его шею нежными поцелуями, но Юрки недовольно отстранился:
-Юсси, я понимаю, что у тебя зудит, но я не хочу.
-Не волнуйся, я умею ласкать.
-Не надо меня... – драммер уже проник одной ручкой под его футболку, задирая ее, а другой сжал кожу на позвоночнике. Юрки сделал глубокий вдох, сильно жалея о том, что Юсси знает, что спина его слабое место.
-Подними руки, я сниму футболку, - солист сделал недовольное лицо, - Я все равно не отстану, поднимай. Юрки поднял руки, и футболка полетела на люстру. Он прикрыл глаза, надеясь, что трусы окажутся хотя бы на полу, а не составят компанию футболке, или лягут на стол.
-Хочу музыку, - заявил хозяин квартиры. Юсси оторвался от его тела, достал свой телефон, включил плеер и положил на стол. Затем продолжил целовать любимое тело, поиграл с сосками, стал опускаться ниже, желая познакомиться с пирсингом в пупке. Его руки тем временем мяли и царапали спину вокалиста, отчего тот прогибался, его зрачки расширились. Чувствуя, как его достоинство оживилось, Юрки прошептал:
-Делай что хочешь, только не останавливайся.
-А ты боялся, - донеслось снизу, и звук расстегиваемой молнии. Солист простонал, когда почувствовал прикосновение к своей плоти, раздвинул ноги как можно шире и запрокинул голову. Рука слабо ласкала лохматую голову. Потом он уже издал восторженное «ах!», ощущая горячие губы вокруг напряженной плоти. Руки и губы сводили с ума, и, хотя это был далеко не первый минет в жизни Юрки, но сейчас все было по-другому. Он охнул в очередной раз, и тут в голову ворвались слова:
-Stars we don't want to reach
Scars we don't want to stitch
Go where we haven't been
Fly away, time machine
Высокий женский голосок пел о том, что происходило с ними прямо сейчас, как это? Тем временем музыка из телефона продолжала описывать его состояние:
-Clouds we will chase them out
Crowds, we will face them down
This is our secret place
Outer space, outer space
Да выше, в секретное место. Внезапно глубокий вздох, но нет, еще не конец, наслаждение в самом разгаре. Разве можно было соображать в этот момент? Только слова продолжали впечатываться в мозг:
-Our home forever is outer space
Black stars and endless seas, outer space
New hope, new destinies, outer space
Forever we'll be in outer space, outer space
Ground we don't want to feel
Found what they didn't steal
Time, we were really lost
Bridges burnt, fingers crossed (с)
Мосты сожжены... Навсегда.
А дальше слова потеряли смысл, все утонуло в пелене наслаждения. Потом он услышал над ухом:
-Вау! – Юрки обернулся и тут же губы накрыли другие, еще не остывшие от ласк, еще со странноватым привкусом.
(самое время прерваться: Юрки слышит песню t.a.T.u. “cosmos”, перевод на русский корявенький, конечно, но есть
Звезды, до которых мы не хотим дотянуться,
Шрамы, от которых мы не хотим избавиться,
Лучше улетим туда, где никогда не были,
А машина времени поможет нам в этом.
Мы разгоним облака
И поднимемся даже выше -
Это будет нашим секретным местом -
Космос, космос...
Наш вечный дом - космос,
Черные звезды и бесконечные моря - космос,
Новые надежды, новые судьбы - космос,
Мы навсегда останемся в космосе...
Мы не хотим чувствовать землю под ногами,
Но никто еще не понял, что мы уже не здесь,
Время, в котором мы затерялись...
Мосты сожжены, пальцы скрещены...)
-Супер. Где ты этому научился?
Юсси беззаботно развалился у Юрки на коленях и стульях, стоящих рядом, положив голову на эти стулья.
-Тебе действительно это интересно?
-Гм... Нет. Юсси, зачем ты лежишь в этой провокационной позе? Я тебя изнасилую!
-О, как страшно! Ну попробуй.
Он еще и прикрыл глаза, наглец! Солист протянул руки к его лицу, и увидел, так драммер улыбнулся и сказал:
-Сначала сними перстни, потом лапай! – и вдруг как-то задумчиво добавил, - поболит и перестанет...
-Ничего у меня не болит!
Внезапно Юсси подскочил и, глядя в глаза, спросил:
-Серьезно?
Юрки облизнулся. Если уж он решил меняться, то с гордо поднятой головой. Бросил другу игривый взгляд и медленно убрал прядь волос за ухо. Огромные зрачки его друга увеличились почти до размеров глаза, и он с ожесточением стал срывать с Юрки перстни, бормоча:
-Зачем эти безделушки в обычной жизни? Только жить мешают.
Хозяин квартиры попытался вырвать руку, но Юсси вцепился в нее мертвой хваткой, а после рывка стал жадно целовать вокалиста, проникая языком в его рот так откровенно и глубоко, что у Юрки зародились сомнения относительно того, кто же здесь мастер поцелуев. Когда поцелуй прекратился, оба сделали глубокий вздох, и драммер неожиданно сказал:
-Стерва.
-Я? – поразился вокалист, утаскиваемый за руку в комнату. Перстни с грохотом посыпались со стола на пол.
-Не я же.
Юрки запутался в своих не застегнутых и, соответственно, сваливающихся джинсах, и встал посреди комнаты. Юсси попытался подтолкнуть его к кровати, но тот не двигался с места.
-Чего ты встал, хочешь, чтобы я тебя прямо здесь взял?
-Почему это я стерва?
-Улыбаешься как стерва на другой день после того, как лишился девственности. А по идее тебя должны терзать душевные тревоги.
-Может, у меня нет души? – солист зашелся в беззвучном хохоте.
-И ты не скажешь мне «люблю»? – драммер заглянул ему в глаза испуганными глазами.
Юрки внимательно посмотрел на него, решая, что ответить.
-Не жди, что я припаду на одно колено и предложу разделить со мной старость.
-Не разделить старость ты со мной не сможешь, так как разделил со мной и молодость, и зрелость. Но я и не жду от тебя такого пафоса, просто скажи...
Юрки прижал к его губам палец:
-Не слишком ли рано ты интересуешься?
Юсси помолчал немного, опустил голову и стал целовать солиста. Хозяин квартиры немедленно ему ответил и повалил на кровать, расстегивая рубашку. Их тела тесно прижимались друг к другу, руки и ноги сплетались. На пол сначала полетели одни джинсы, потом другие.
-Что ты хочешь? – судорожный шепот.
-Тебя.
-Как ты хочешь?
-Нежно, дорогой.
Взаимные ухмылки.
-А смазка есть? - Юсси тревожно вгляделся в лицо своего любовника.
-Да, где-то была.
Юрки неохотно встал и пошел за смазкой. Драммер придвинулся к другому краю кровати, поглаживая нагретое место:
-Ложись на животик, милый.
-Зачем?
-Не спрашивай, ложись.
Юрки улыбнулся, поставил баночку на пол рядом с кроватью, сказал «а, понятно», и устроился поудобней.
-Все-то ему понятно... – Юсси сел ему на бедра и куснул кожу на позвоночнике.
-Ай! – вокалист немедленно выгнулся, шумно выдохнув от боли и наслаждения.
-Не валяйся, как бревно, - драммер стал ласкать все его тело, заставляя выгибаться и стонать.
...закончилось все только к двум ночи.
На следующий день Юрки очнулся о того, что к нему снизошла муза. В голове уже крутились несколько строчек, требуя немедленного закрепления на каком-либо носителе. Он осторожно высвободился от объятий Юсси, полюбовался его милыми чертами лица. Драммер слегка растягивал уголки губ во сне, создавался намек на улыбку. Солист тихо сел недалеко от него и стал печатать, иногда посматривая в его сторону. Что-то подсказывало Юрки, что сегодня он запишет сильную вокальную партию, и он улыбался от предвкушения.
Примерно через час барабанщик с шумом потянулся, потеплее укутываясь в одеяло.
-Привет.
-Доброе утро.
Юсси улыбнулся:
-Ты пишешь?
-Да.
-Тогда прочитай мне что-нибудь! Хочу поэзии...
Юрки усмехнулся:
-Почитай что-нибудь из нетленного, мои стихи не совсем то, что создает утреннее настроение.
-Хочу твои, - драммер протянул руки к вокалисту, но не дотянулся. Хозяин квартиры пожал плечами и стал читать. Юсси поуютней устроился на спине и слушал. Когда Юрки окончил чтение, его друг улыбнулся:
-Кажется, рождается новый хит. Иди сюда.
Вокалист вновь усмехнулся, сел на кровать и поцеловал драммера. Тот немедленно повалил Юрки на кровать и стал щекотать. Хозяин квартиры охнул от неожиданности и прижал друга к кровати:
-Тебе сколько лет?
-Фу, бука!
-Ах так! – теперь уже Юрки включился в эту игру и сам стал его щекотать. Когда нежные пальцы пробежались по бокам, Юсси немедленно изогнулся и попытался обнять солиста, но тот стал удерживать его руки над головой одной рукой.
-Я тебе отомщу! – продолжая извиваться и улыбаться, прошептал барабанщик.
-Попробуй!
Их игры прервал телефонный звонок. Солист тут же отпустил драммера и потянулся за телефоном:
-Алло? Да, нормально. Да буду, я написал пару текстов. Еду.
-Кто там? – Юсси сладко потянулся и начал вставать.
-Продюсер, нам пора ехать в студию.
Барабанщик пошел в ванную, но его опередил Юрки. Юсси возмутился:
-Ты же был там?! Выходи!
Из-за двери послышался голос, заглушаемый шумом воды:
-Не был, я писал все утро.
-Открой! Мне тоже надо в студию! И я не хочу опоздать! Вместе примем душ…
Из приоткрытой двери высунулось подозрительное лицо:
-Зачем это вместе?
Драммер толкнул дверь и вошел. Юрки стоял мокрый и недовольный.
-Это уже лишний вопрос, - Юсси вошел за пятящимся вокалистом в душевую кабину.
Запись прошла очень успешно, Юрки, как он и думал, записал очередную сводящую с ума вокальную партию, Бази сразу начал подбирать музыку под его текст, и сразу дал послушать свои музыкальные сочинения. Члены группы были довольны тем, что солист и барабанщик помирились и вновь прекрасно общаются. Автор музыки заметил, что характер их шуток немного изменился, но не придал этому значения. Он не видел, как порой эта пара зажимала друг друга в пустых коридорах и комнатах… Они провели на студии довольно много времени, но Юрки уже не работал с таким же рвением, как раньше – его пыл немного остужал его любовник, и теперь уже все работали с гораздо большим удовольствием. На каком-то небольшом фестивале 69 глаз выступили, в очередной раз взорвав публику песней «lost boys». Юсси смотрел на Юрки, виляющего задницей перед толпой с нескрываемой ухмылкой: сейчас эта попа сводит с ума сотни и тысячи, а ночью принадлежит только драммеру.
Близился день рождения вокалиста. Бэм Марджера уже несколько раз звонил, уточняя детали праздника и предлагая свою посильную помощь («может мне девчонок позвать? Я из Америки привезу, там таааакие курочки! Или, может, бухла довести?»). Юрки понял, что ему уже порядком надоел один и тот же сценарий проведения пятнадцатого октября, и он решил устроить сюрприз своей новой пассии. Понимая, что от всеобщей попойки ему не отвертеться, он решил порадовать Юсси днем раньше. Сам драммер был поставлен в не очень удобное положение, ибо за столько лет знакомства он делал своему вокалисту разнообразнейшие подарки, и теперь ломал голову. Разве что кольцо ему подарить… Обручальное. При этих мыслях барабанщик хихикал и уходил в свои мечты.
Юсси был романтиком, и к назначенному ему свиданию отнесся с полной ответственностью: выбрал лучший наряд, подчеркивающий его достоинства, долго размышлял над тем, какое количество парфюма нанести, чтобы его было слышно, но не переборщить, приготовил какие-то романтические фразы. Юрки тем временем пребывал в замешательстве из-за не до конца подавленного в себе гетеросексуала. Он привел свою квартиру в идеальный вид, заказал изысканные блюда из ресторана, зажег благовоние на кухне и пошел в спальню ставить свечи. Там он сел на кровать и призадумался. «Какого черта я все это делаю? Я что, совсем свихнулся? Готовлюсь так, как будто ко мне Памела Андерсен на свидание едет, а это всего лишь мой дорогой Юсси! Он, конечно, любит романтику, свечи, цветы… Может цветов заказать? О чем я думаю?! Если бы мне кто-то сказал лет двадцать назад, что однажды я буду ждать Юсси к себе в гости, рассчитывая отдаться ему, я тому тогда набил бы морду, точно! Так, надо зажигать свечи, пока он не приехал. Чёрт возьми! Я сошел с ума, не иначе» Через полчаса прозвенел звонок в дверь. Юрки открыл, и драммер смело шагнул внутрь, протягивая «как вкусно пахнет!» и целуя вокалиста.
-Вообще-то, это я должен делать подарки и сюрпризы, ведь завтра твой день рождения.
-Таково мое желание… Порадовать тебя.
Юсси с интересом прошел в гостиную и увидел красиво оформленный стол, на полу стояла композиция из сухих веток, крупных красных роз, маленьких белых цветков и зеленых листьев, недалеко было ведро со льдом и шампанским, открытая бутылка французского вина ждала на столе. В углу горела аромалампа, распространяя восточные ароматы.
-А это не у меня день рождения? – недоверчиво спросил драммер. Юрки пожал плечами:
-Хочешь праздника – сделай его. Мне ведь тоже все это нравится.
-Но… Ты же для меня готовился…
Вокалист фыркнул и сел на кресло перед столом. Барабанщик, улыбаясь, как чеширский кот, уютно расположился у него на коленях.
-Мда, при таких обстоятельствах мы не поедим, - заметил Юрки, улыбаясь уголками губ.
-О нет, нам не зачем есть, это отнимает силы. Лучше поедим после секса, когда нам этого действительно захочется. Лучше выпьем.
-До шампанского я не дотянусь, если ты не слезешь.
Драммер взял вино и стал разливать по бокалам:
-Оставим на потом... Ты любишь со слезами и кровью?
-Сейчас не хочу слез и крови.
-На брудершафт?
Выпив на брудершафт, солист заметил, что его друг все еще не проглотил вино и тянется к его губам. О да, это именно то, чего Юрки хочет, и он немедленно обнял Юсси, крепко прижимая его к себе. Губы встретились, и вино с ароматом роз и нежным бархатистым вкусом стали дегустировать два языка. Красивый нежный поцелуй окончился, и два опьяненных взгляда встретились, в глазах обоих читалось только одно желание.
-Я немедленно поимею тебя на этом столе, - красивый низкий голос.
-Сегодня ты ведешь? – сероглазая усмешка, но в глазах барабанщика немедленно зажглась какая-то идея:
-Если уж ведешь, то веди до конца.
-Что ты имеешь в виду?
-Сладкий мой, - нежный шепот на ухо с придыханием, - отсоси у меня.
Это было бы банально и пошло, если бы не было так эротично. Юрки как-то кисло усмехнулся:
-Не думаю, что тебе это понравится в исполнении дилетанта.
-Сейчас не имеет значения, - Юсси развязно развалился на кресле, теребя волосы любовника.
-Вот как? – солист осторожно убрал ноги барабанщика со своих колен, как бы невзначай задев выпирающий бугорок под ширинкой. Драммер непроизвольно охнул, и шире раздвинул ноги. Юрки фыркнул, встал на колени, и нарочито медленно стал снимать с него джинсы…
-Бесстыдник, ты не одел бельё!
-Я же знал, куда иду… и зачем… Юрки, умоляю.
Вокалист фыркнул и положил палец с перстнем другу в рот. Юсси немедленно снял его языком, и хозяин квартиры медленно провел рукой по всей длине члена, с удовольствием наблюдая реакцию. Затем нежно облизал головку, и неуверенно начал доставлять удовольствие другу. Драммер в порыве схватил его за волосы и надавил на голову, но Юрки с неудовольствием вскинул голову.
-Ох, милый, я совсем забыл, что ты это не переносишь. Больше не повторится.
Вокалист удовлетворенно кивнул. Вино? Да, это была хорошая идея, Юрки набрал в рот небольшое количество вина и продолжил. Через несколько минут Юсси кончил и излился в рот вокалисту теплой жидкостью. Вампир из Хельсинки все проглотил и мрачно посмотрел в глаза драммеру. Тот немедленно потянулся за поцелуем. Теперь это был уже не винный поцелуй, совсем другие ощущения, сводившие с ума обоих. Оторвавшись от Юрки, когда уже воздух был на исходе, Юсси сказал:
-Кажется, в такие моменты делают признания.
Вокалист отвернулся, размышляя над дальнейшим ответом. Признаваться в любви ему? Мужчине? Своему старому другу? Нет, он не мог, но если сейчас не сказать эти слова, то вечер может окончиться совсем не так, как хотелось бы. Зачем ты, Юсси, такой романтик?
-Да, любимый.
Драммер потерся носом о его щеку:
-Нет, скажи нормально. Скажи так, как я хочу услышать.
-Юсси, я люблю тебя.
Долгое сожительство с Ану научило его не придавать значения этим глупым словам.
-Я тоже тебя люблю! А с вином ты здорово придумал!
-Зря что ли я его покупал? – Юрки стал с обольстительной улыбкой расстегивать пуговицы рубашки барабанщика. Тот немедленно откликнулся и тоже стал расстегать пуговицы вокалиста, не в силах сдерживаться, прильнул к так горячо любимому телу.
-Может быть перейдем в спальню?
-Нам и здесь хорошо, - короткий вздох.
-Если мы этого не сделаем, там случится пожар.
Удивленные серые глаза растерянно стали искать ответы в ледяных голубых.
-Пойдем, пойдем, - Юрки осторожно высвободился из рук барабанщика и пошел к спальне. Дойдя до ее дверей, он сказал:
-В таких случаях двери обычно открывает дама.
-Дама, говоришь? – Юсси хихикнул и открыл дверь. В спальне горело с десятка два свечей.
-Боже, Юрки, это восхитительно.
Вокалист, довольный собой, облокотился на косяк двери, глядя на барабанщика с улыбкой охотника, поймавшего дичь. Снова страстный поцелуй, и снова смелые руки теребят брюки.
-Нет, нет, подожди! Нужно погасить свечи, я еще дорожу своей квартирой!
Юсси неохотно отпустил друга, и пошел вслед за ним задувать уже порядком оплывшие свечи. Когда, наконец, эта процедура была выполнена, они вновь приступили к ласкам. Драммер лег на спину, и Юрки принялся его целовать. Внезапно Юсси хихикнул.
-Что случилось? – солист немедленно прервался.
-Да так… Я ведь не девочка, мне не нужна долгая прелюдия.
-Да, действительно, - и палец немедленно оказался в теплой дырочке. Барабанщик сразу заставил себя расслабиться, Юрки сразу подумал о том, что, судя по реакции, это далеко не первый раз для его друга. И кто же был до него? И сколько? Покончив с растяжкой и смазкой, он стал осторожно входить в драммера. Один болезненный вздох, и вокалист сразу остановился.
-Нет, продолжай… Не обращай внимания.
Как же Юрки не хотел доставлять ему боли!.. Он сразу поцеловал друга и вошел полностью. Остановился, припоминая свой первый раз. Судорожный вздох, и «да сделай уже это! Чертяга…»
-Кто я?
-Чертяга…
Юрки попробовал это слово на язык, потом выкинул из головы и начал двигаться.
На следующий день именинники в честь дня рождения пришлось встать пораньше и ехать, чтобы уточнить детали с директором клуба, который Юрки арендовал на ночь. Юсси уехал к себе готовиться к торжеству. Прилетел Бэм и сразу занялся организационными вопросами. Долго не могли дозвониться до Вало, но тот, как оказалось, накануне напился и потерял телефон. Его нашли его же одногруппники на пороге его квартиры грязного и с сильным перегаром. Но это было не важно, вечером все равно все собрались в клубе. Некоторых гостей Юрки не знал, или не помнил, но это было не важно, он, как король, восседал на подобии трона в окружении девиц. Юсси поглядывал на него, но молчал, понимая, что в целях конспирации Юрки наслаждается женским обществом. Но все же драммеру кусок в горло не лез, когда он смотрел, как девушки ублажают его друга.
Потом Юрки пересел поближе к Вилле, и тот что-то упорно объяснял имениннику. Сам драммер в печали пил рядом с Арчи, у которого недавно умер кто-то из родственников, поэтому ему было невесело. Юсси даже начал ревновать своего друга к лав-метал герою, но Вало был так безобразно пьян, что отталкивал всех , кому нравился. Где-то посреди ночи пьяный Лаури выскочил на сцену, сказал несуразное поздравление и попытался под крики и свист станцевать канкан, но его стащили со сцены. Юрки все это уже порядком надоело, и, пока все подбадривали пернатого, проверил телефон. Пришли две смски, одна с поздравлениями от матери, а о другой он сразу предпочел забыть. Потом, сейчас это не важно…
Кого-то выносили, кто-то выходил сам с этой попойки, когда все плавно окончилось само собой. Именинник, на удивление, был почти трезв. Ему пришлось выносить героя лав-метал, он обернулся в поисках верного своему кумиру Бэму, но того самого выносили. Юрки оценил пьяный взгляд своего драммера, и понял, что, если он оставит Вилле у себя ночевать, то Юсси устроит истерику, поэтому стал уговаривать пьяного друга:
-Вилле, тебе надо домой.
-Юрки, ты такой хороший, возьми меня к себе.
-Нет, Вилле! Езжай домой! Тебя ждет девушка!
Глаза химика округлились от удивления.
-Если ты немедленно к ней не явишься, то она сделает тебе плохо!
-Я не пойду домой, Юрки, забери меня к себе от этой дуры!
-Если не пойдешь – потом еще хуже будет! Иди домой! Будь мужчиной! Ты же мужчина, Вилле!
-Ага…
-Иди и выполни долг мужчины!
Вокалист группы «69 глаз» посадил своего друга на такси, и на Юрки немедленно повис Юсси.
-Я так ждал, когда ты от него избавишься! – прошептал барабанщик.
-Юсси, извини, но у меня болит голова. Я поеду домой один. Езжай к себе, завтра созвонимся.
-Точно?
-Обещаю, я позвоню тебе.
Драммер шумно втянул воздух, поцеловал солиста в щечку, и уехал на такси. Отправив остальных участников попойки по домам, и в душе сильно жалея о том, что он сам не пьян, и его не нужно выносить самого, Юрки, наконец, отправился домой. Дома он наспех разделся и сразу бросился в кровать. Прошло где-то около часа, и он уже успел задремать, когда в дверях заворочался ключ, потом человек вошел, закрыл дверь, и на пол, со вздохом облегчения, полетели туфли.
Ану тихо прошла в спальню, но Юрки прикинулся пьяным, и отмахивался от нее как мог. Тогда девушка ушла ночевать в другую комнату.
На следующее утро солист встал гораздо позже своей пассии. Он вышел на кухню, где она ела какую-то дорогую еду.
-Доброе утро, милый!
-Привет...
-С днем рождения, с прошедшим! Ты с каждым годом становишься все лучше! Кстати, спасибо за эту еду! Но как ты узнал, что я приеду именно сегодня?
Юрки напряженно вспоминал, откуда же у него вся эта радость, потом припомнил, что это осталось после свидания с Юсси. Они тогда ночью, конечно, поели, но очень многое осталось нетронутым.
-Я был уверен, что ты приедешь ко мне! Я ждал тебя, любимая! Вон и цветы для тебя, - он показал на композицию из роз и коряги.
-Это так романтично! Раньше я не замечала за тобой подобного... – она заглянула в холодильник, - Ты и шампанское для меня купил?
-Конечно! Какой же праздник без тебя?!
-Ах, я даже не знаю, что подарить, - тут она стала подходить к солисту и томно улыбаться. Внезапно Юрки отшатнулся:
-Э, нет, давай подождем до вечера, я еще после вчерашнего не отошел.
Девушка нахмурилась:
-Ты вчера был с женщинами!
-Нет, дорогая, я отвозил домой пьяного Вало. При всем желании я не мог быть с женщиной.
Она хмыкнула и снова улыбнулась:
-Я верю тебе, любимый! Как можно жить с любимым человеком без доверия? Давай откроем шампанское!
-Шампанское по утрам...
-Забудь про предрассудки! Давай выпьем за тебя!
-Ладно.
Она заметила полупустую бутылку вина в углу кухни:
-Ты пил вино без меня?
-Прости, не удержался! Мне так это вино нахваливали.
-Ну и как?
-Да ну... Кислятина. Надо выбросить.
Вокалист разливал напиток, когда Ану попался на глаза платок Юсси. Она поднесла его к лицу, вдохнула аромат и сказала:
-Ты сменил парфюм... Сегодня у нас будет потрясающая ночь!
-Ага. При свечах. Я уже приготовился.
-Ты купил свечи?
-Да, в спальне лежат. И благовония для интимной обстановки.
Она подсела ближе к своему парню и поцеловала его. После завтрака они решили прогуляться.
Юсси очнулся от назойливого звонка в дверь. Он сразу понял, что это не Юрки, так как тот не любил топтаться под дверью, а после двух звонков открывал дверь ключом. Драммер решил, что если это Синикка, то он захлопнет дверь перед ее носом. Однако на пороге стояла вовсе не его бывшая девушка, а блондинистое чудо с голубыми наивными глазами.
-Привет, Юсси! Доброе утро!
-Доброе...
Йонне немного смутился:
-Ты меня не пригласишь войти?
-Ну, входи, - барабанщик нехотя уступил ему дорогу. Солист группы Negative сразу влетел в квартиру, скинул обувь и убежал в гостиную. Юсси прошел следом.
-Ну, рассказывай, с чем пожаловал?
-Какая у тебя квартира классная!
-Йонне!
Солист резко прервал сосредоточенное изучение стен комнаты и бросил на хозяина квартиры молящий взгляд:
-Юсси! Помоги мне! Умоляю! Дело жизни и смерти!
Барабанщик был сильно шокирован таким началом, и сразу присел на диван.
-Что случилось?
-Сходи со мной в магазин!
-Йонне!!! – рявкнул драммер, но Лииматайнен внезапно упал на колени и стал умолять:
-Я прошу тебя, больше некому! Ларри, Снэк и Антти уехали на шельские острова, Джей к родителям, Томми с семьей, с Вилле мы...
-Хватит, я понял. Но почему именно я?
-Ну... Мне казалось, что мы хорошие друзья.
-Почему?
-Помнишь, как мы в позапрошлом году общались на германском фестивале?
Юсси ничего не помнил, ему рассказывали о том, как прошел фестиваль. В тот раз он слишком глубоко вошел в изучение немецкого пива.
-Ну?
-Вот, и потом, я всегда считал тебя привлекательным мужчиной!
-Как? – у драммера отвисла челюсть.
-В духовном плане! И у тебя такой замечательный вкус, уверен, что такие мужчины, как мы, должны понимать друг друга с полуслова.
-Какие мужчины??
-Метросексуалы!
Юсси издал долгое «а», почесывая голову.
-Я не могу выбрать между голубой блузкой и розовой рубашкой! Помоги мне!
-Не знаю, не знаю, вот если бы надо было выбирать между черным и черным...
-Так ты сходишь со мной? – Йонне вновь грохнулся на колени с широко распахнутыми глазами.
-Ох, ну хорошо, я схожу! Но вчера был день рождения Юрки...
-Как здорово! Жаль, что я его не поздравил. Передашь ему мои поздравления?
-Передам, но я после вчерашнего немного плохо себя чувствую...
-Ты болен? Вызвать врачей?
-Нет! – барабанщик стал активно возражать, отмахиваясь руками.
-А, у тебя голова болит? Давай я поищу лекарства.
Юсси понял, что сегодня этот парень не отстанет от него, пока не добьется своего.
-Йонне, не надо ничего искать. Я сейчас приму душ, и все будет в порядке.
Солист кивнул и стал ждать своего внезапного друга. Потом они гуляли по магазинам, Аарон примерял различные кофточки и блузки, выходил на суд Юсси, но тот лишь мрачно качал головой. Йонне удалялся за ширму со словами «ужас, ужас, я и сам вижу». Потом они гуляли по городу, и драммер почувствовал, что с ним приятно общаться, пусть он слегка навязчивый, но добрый и открытый. Юрки не звонил, как обещал, и Юсси пытался все свое внимание сосредоточить на милой мордашке солиста Negative.
Они шли по центральной улице Хельсинки, когда на горизонте появилась знакомая парочка. Сначала закричал Йонне, издалека их заметив:
-Смотри, Юрки и Ану гуляют! Вот здорово, надо его поздравить. Это такая удача! – блондин стал отчаянно махать руками, как будто пытался взлететь, и ускорил шаг, приближаясь к ним. Драммер поплелся следом с самым наимрачнейшим взглядом. Когда они подошли достаточно близко друг к другу, Йонне бросился на шею Юрки с поздравлениями, но тот мягко отстранил его.
-Вы гуляете? Мы с Юсси тоже гуляем, - щебетал Лииматайнен, - такая погода чудесная!
Солист группы 69 глаз внезапно понял, что Юсси и Йонне идеально подходят друг другу. Он еще вспомнил свои терзания по поводу того, кто из мужчин был у барабанщика до него, и отчего-то решил, что он точно спал с этим блондином. От таких мыслей он сильнее прижал руку к Ану сзади, она все поняла и немедленно поцеловала его.
-Как это мило, - шептал Йонне.
-А вы тоже гуляете, или по делам? – спросила девушка.
-Нет, мы просто выбираем одежду. Так чудесно прекрасным солнечным днем ходить с другом по магазинам!
-Да, действительно... Ну что ж, удачных вам покупок!
-Да, вам тоже! Прекрасных выходных!
Они разошлись в разные стороны. Отойдя на приличное расстояние, Ану сказала:
-Странная какая-то пара... Как будто они голубые. Так выглядят и ходят вместе за покупками...
-Может и правда.
-Какой ужас! Как можно быть голубым?! Это подло по отношению к женщинам! Вообще, это не красиво. Как представлю, как они там целуются... Брр!
-Я тоже их не понимаю. Как можно любить другого мужчину? Об этом даже думать противно, - на этой фразе Юрки вспомнил, как догадался набрать в рот вина, когда делал Юсси минет. Тем временем Ану распалялась все больше:
-Красивые умные парни вступают в однополые браки, так жаль, что они потеряны для девушек...
Юрки поддакивал всем ее выпадам.
Тем временем Юсси был мрачнее тучи, а Йонне продолжал беседовать:
-Какая милая пара! Ану такая замечательная!
-Так может ты попробуешь закрутить с ней интригу?
-Ты что? Меня же Юрки убьет!
-Не волнуйся, не убьет, я позабочусь об этом, - и мысленно добавил «его убью я».
Вечером Йонне вновь пришел к Юсси, и они стали пить пиво. Обиженный барабанщик начал гнуть свою линию:
-Если тебе нравится эта женщина, то ты должен ее завоевать! Йонне, не бойся! Может быть, она – твоя судьба, а ты теряешься!
Блондин печально вздыхал и проверял наличие пива в бутылке.
-Я не знаю, Юсси. Я ни в чем не уверен.
-Возьми новую бутылку и послушай: я знаю, что она не любит Юрки! - голубые глаза удивленно распахнулись, - Да, да, я их давно знаю. Да и Юрки по ней особо не страдает. Я, как твой лучший друг, готов помочь тебе в этом! Я расскажу тебе обо всем, что она любит, и где ее нужно искать, чтобы поговорить в интимной обстановке!
Внезапно солиста озарило:
-Ты хочешь, чтобы я встретился с Ану, потому что тебе нравится Юрки?
Юсси с печалью отвел глаза, понимая, что Йонне не такой дурак, как кажется.
-Я хочу тебе помочь, не все ли равно, по каким причинам? Пользуйся возможностью, пока это возможно!
-Я не хочу разрушать их союз, ведь они – такая красивая пара!
-А с тобой Ану будет еще красивей. Так ты хочешь, или нет?
Блондин вздохнул и сполз с кресла на пол. Потом подполз к драммеру, положил голову ему на колени и сказал:
-Можно я останусь ночевать у тебя?
-Да. Скажи, ты хочешь завоевать сердце Ану?
-Не знаю... – тут он как-то странно заглянул в глаза барабанщику, - можно, я поцелую тебя?
-Не можно. Ты перепил, мне кажется.
-Тебе нравится Юрки, - эти слова он сказал коленям Юсси. Сам драммер понял, что он нравится этому блондину, и с еще большей печалью посмотрел в окно.
-Прости, Йонне.
-Ничего страшного. Я тебе помогу.
-В чем?
-Разрушить их союз. Я отвлеку ее.
Барабанщик не знал, как реагировать на такое заявление. Неужели это блондинистое чудо будет помогать ему, потому что он очень нравится Йонне? Вот таких жертв не хотелось бы. Но с другой стороны, Юсси желает этого всем сердцем – расставания Юрки и Ану.
-Ладно, пойду, разберу тебе постель. Утром подумаем.
Они легли в разных комнатах, и барабанщик долго не мог уснуть. Он ворочался и думал над тем, как теперь поступить. Это было очень подло и низко со стороны Юрки, он всего лишь играл чужими чувствами. Он признался в любви только чтобы Юсси от него отстал, и с дня рождения он уехал один, потому что ждал Ану. И что теперь? Продолжать играть, видя каждый день ненавистное лицо, с которого никогда не сотрется презрительная усмешка? Нет, Юсси не каменный. Так нельзя. Лучше он покинет группу и уедет подальше от этих мест, чтобы не видеть никого знакомого. С такими мыслями он и ушел в царство Морфея, когда небо уже серело, предвкушая рассвет.
На следующий день драммер выпустил Йонне, решил, что раз уж он увольняется, то терять нечего, выключил телефон и спокойно лег спать. Вечером он решил приехать на студию и поставить всех в известность. Его слегка тревожил контракт, по которому он не мог уйти немедленно, но, в принципе, нужно заплатить денег, и проблема будет решена.
В студии только его и ждали. Продюсер сразу возмутился таким поведением Юсси, и резко уехал, заявив, что парни ему все объяснят. Сам драммер так и не собрался с духом, чтобы обрадовать продюсера. Арчи тоже уже уехал, Тимо куда-то вышел со звукорежиссером, и в студии остались вокалист, гитарист и барабанщик. Довольный собой Юрки куда-то собирался, мурлыкая что-то под нос. Юсси не удержался от выпада:
-Опять собрался по бабам шляться, не надоело?
-Нет, все прекрасно! – следовал ехидный ответ.
-Мог бы остаться со мной...
-А ты с ним в Триктрак, что ли, хочешь играть? – удивился Бази.
-О нет, он просто хочет меня трахнуть! – с большим наслаждением произнес вокалист, кидая барабанщику торжествующие взгляды.
Юсси мгновенно рванулся с места с воплем «я убью его!», но вовремя опомнившийся Бази остановил его.
-Юрки, ты с ума сошел?! – гитарист едва сдерживал маленького, но прыткого драммера, который продолжал кричать и вырываться, - Юсси, остынь!
Юсси кричал:
-Ублюдок! Скотина! Ненавижу тебя, не хочу видеть, я ухожу из группы!
Гитарист приложил все силы к тому, чтобы оттащить друга подальше от солиста. Внезапно Юсси успокоился, замолчал, и лишь тяжело дышал, оглядывая всех присутствующих.
-А ты дурак! – рявкнул Юрки.
-Юрки, замолчи! Да что случилось? Вы взбесились оба? – бушевал Бази.
-Я ухожу, - прошептал драммер.
-Таак... Что еще нового скажете?
-Кем ты меня возомнил? Принцем на белом коне?! – снова крикнул вокалист.
-Юрки! Черт возьми! – гитарист нервно ходил по комнате между двумя своими друзьями, - Черт возьми, вы что, любовники?! - любовники замолчали и опустили глаза, - О господи, этого еще не хватало! Так, молчите.
Но вокалист ответил:
-Мне нужно идти, меня ждут, - зазвонил его телефон, - Да, не дождутся, - ответил на звонок, и с растерянным видом нажал на «отбой».
-Что, твоя сучка нашла кобелька получше? – мстительно произнес Юсси, мысленно благодаря Йонне, - уверен, что она сейчас где-то с молодым и богатым сученком, который умоляет выйти за него.
-Заткнись, ублюдок! Ты ничего о ней не знаешь! – взорвался Юрки.
-Да уж, и то, что ты с ней спишь два раза в год, а все остальное время она тратит на кого-то гораздо привлекательней!
Вокалист вскочил с твердым намерением растерзать барабанщика, но его перехватил гитарист с криком «хватит!». Юсси продолжал подливать масла в огонь:
-Давай, бей меня, ты же больше ничего не умеешь, и никогда не мог. Если тебе не нравится человек, то его нужно покалечить, и проблема будет устранена, так ведь?
Солист, наконец, высвободился из захвата Бази, подбежал к барабанщику и немедленно получил в челюсть.
-Тимо! – закричал гитарист, вновь бросаясь на Юрки, дабы удержать его от дальнейших действий, - Тимо-Тимо!
Вбежал перепуганный ритм-гитарист, и, сразу оценив ситуацию, схватил Юсси, который хотел добавить еще удар.
-Ты еще бить меня будешь, мелкий паскудник?! – продолжал возмущаться Юрки, тщетно пытаясь вырваться из объятий Бази. Прибежал звукорежиссер и тоже повис на вокалисте, добавляя свой вес с весу Бази.
-Я убью тебя, слышишь? Я места живого от тебя не оставлю! Только попадись мне! – голосил солист.
-Да, и пусть тебя посадят, чтобы ты ощутил, какое ты на самом деле ничтожество!
-Да заткнитесь оба! Тимо, уведи его отсюда! – не выдержал Бази.
Гитарист немедленно повиновался, и выволок друга из студии. На свежем воздухе Юсси внезапно остыл и изъявил желание уехать домой. Тимо решил сопровождать его на всякий случай.
-Все, я ухожу из группы! – барабанщик гнал под двести, и гитарист был сильно обеспокоен этим моментом, - Я ненавижу эту шлюху, которая дает каждому, кто попросит!
-А что случилось? – робко поинтересовался Тимо.
-Я хочу его убить! Бездушная тварь, я ненавижу тебя!
-Юсси, сбавь скорость, я тебя умоляю! Приедешь домой, остынешь, и все прояснится.
-Да мы уже дома, - драммер подъехал домой, и его немедленно нагнали полицейские. Проверив водителя на алкоголь, они хотели было забрать его в участок, но Тимо стал защищать друга, сообщая, что Юсси расстался с девушкой, был очень возбужден и не мог контролировать себя, пообещал, что будет присматривать за ним. Защитники правопорядка поверили ему, выписали баснословный штраф и уехали. Драммер мрачно подумал, что, в общем-то, Тимо прав, лишь заблуждается в деталях.
Дома гитарист попытался выяснить причины столь внезапной ненависти, ведь до этого между Юсси и Юрки все было более чем идеально, но драммер без объяснений напился. После этого гитарист уложил его спать, так и оставшись в недоумении.
Бази увез солиста к себе домой, по пути делая разбор полетов.
-Ну, что? Удивлен? – спросил Юрки, стараясь не смотреть на друга. Он опустил стекло и вдыхал ночной воздух с дождем.
-Спрашиваешь! Сказать, что я удивлен – ничего не сказать. Это, конечно, ваше дело, но состояние группы касается гораздо большего числа людей! Он ведь решительный, может и вправду уйти.
-Да куда он денется...
-Знаешь что!.. Не мне тебе рассказывать. Но раз уж я оказался в курсе, то настаиваю, чтобы вы помирились.
Юрки молчал. Тем временем они уже приехали к дому гитариста.
Жена Бази предложила мужчинам поесть, но они сразу отказались и удалились в одну из комнат. Юрки плюхнулся на диван, а его друг стал расхаживать по комнате.
-Значит, группа на грани распада. Так. Без Юсси мы уже не сможем работать как прежде, а он человек впечатлительный и обидчивый! Слышишь?
-Угу, - вокалист улегся на живот, спрятав лицо в подушку.
-Мне очень не хочется знать, с чего у вас вдруг такие отношения, но если без этого группа уже не сможет жить дальше, то я за Юсси! Он к тебе всей душой, а ты повернулся к нему задом!
-Именно так все и было.
-Еще раз и в глаз! Не смей опошлять мои слова! Если это неотвратимо, то…гм…миритесь! Извинись перед ним!
-Вот еще.
-Юрки! От твоих капризов зависит судьба десятков людей! Да что там! Подумай о фанатах, в конце концов!
Из подушки донеслось мычание, потом солист поднял голову:
-Не надо сейчас о фанатах задвигать.
-Хорошо. Просто подумай о тех, кто тебе дорог.
-А ты думаешь, мне все это нравится? – Юрки спрятал голову под подушку.
-Так, черт возьми, чего же ты хочешь?!
Гость признаков жизни не подавал.
-Убери подушку, я с тобой разговариваю!
Подушка полетела на пол, и Юрки внезапно вскочил:
-Отлично, пойду домой, где буду лежать на своих подушках и со своей женщиной!
-Сидеть! Я уже слышал, как она тебя ждет. Опять пойдешь пить в бар, я тебя знаю.
Внезапно пыл солиста испарился, и он беспомощно рухнул на диван, глубоко сожалея о том, что отшвырнул подушку.
-Как мне этого бы не хотелось, но, видимо, придется мне это решать, - Бази задумчиво сел в кресло, - Юрки! Скажи мне честно! Сам ты с кем хочешь быть с Ану или с Юсси?
Незаметно для себя солист углубился в воспоминания. Почему-то вспомнилась забота Юсси. Его вечная ухмылка, которую так хочется стереть с лица каждый раз, и как она вдруг переходит в спокойную улыбку… Даже влюбленную… Влюбленную? Кофе в постель (о да, как романтично! Но момент очень приятный), какое-то душевное тепло… Тепло человека, который знает тебя очень давно.
Его затряс друг:
-Ты уснул, что ли?
Юрки поднял сонные глаза:
-М?
-Имя!
-Ю…
-Сси, - закончил Бази. Юрки стыдливо уткнулся носом в диван.
-Уже легче, - гитарист вновь сел в кресло, - Блин, ребята, я с вами с ума скоро сойду. Звони ему и извиняйся, - солист поднял недовольный взгляд, - хотя не надо, он спит сейчас, наверное. Завтра позвонишь. И расстанься с Ану.
-Чего? Больше ты ничего не хочешь?
-Боюсь, что без этого он все-таки уйдет. Поэтому раз ты выбрал его – расстанься с Ану!
Юрки засопел и поднял-таки подушку.
-Никаких возражений, ясно! – Бази пресек дальнейшие поползновения друга.
-Ясно. Может, спать? Утро вечера мудренее.
-Давай спать, а то от вас уже голова болит. Здесь ляжешь.
-Угу, - Юрки отвернулся к стенке, видимо, решив спать в одежде и без одеяла. Гитарист подумал, накрыл его одеялом и ушел к жене.
На другой день Тимо встал пораньше, распрощался с Юсси, мотивируя свой уход ожиданием его жены своего кормильца, и драммер остался один. Он стал накручивать себя, носиться по квартире. «Каков хитрец, а?! Никогда не говорил правды. Любит он меня, как же! Держи карман шире! Ему бы только со своей сучкой лапаться. Послал меня подальше на своем дне рождения, потому что она ему sms скинула о своем приезде. И сразу «Юсси извини, у меня болит голова!» Вот я дурак! Нашел себе подстилку в лице меня.
Хорошо, что еще Йонне ему вчера свинью подложил...» Раздался звонок в дверь. Барабанщик пошел мрачно открывать дверь.
-Привет! Ой... – Йонне даже перестал улыбаться, увидел злого и лохматого драммера, готового порвать на куски любого.
Юсси молча кивнул ему, предлагая войти. Блондин неуверенно разделся и прошел в гостиную.
-Юсси, ты это... Чего такой злой?
-Я ухожу. Ухожу из группы и от этой голубоглазой шлюхи!
Йонне почесал голову, размышляя над тем, что и он сам подходит под определение «голубоглазой шлюхи».
-Куда ты уходишь?
-К черту! Мне все равно! – хозяин дома метался по комнате, пиная все на своем пути и одновременно судорожно пытаясь прикурить. Его гость в страхе поджал под себя ноги.
-Ты можешь...
Юсси его не слушал и перебил:
-Спасибо тебе, Йонне, за вчерашнее... Но все было зря.
-Я говорю, что ты можешь лететь в Америку, например, станешь там популярным. Экс-драммер группы 69 глаз, ты же очень известен! Сможешь заработать на хлеб с маслом. Замутишь там собственный проект.
-Да, - Юсси, наконец, перестал кружить, и внезапно сел рядом с блондином, - а они и без меня перебьются. Юрки я вообще не нужен, он меня ни во что не ставит. А остальные... Мм... Ну... Переживут как-нибудь.
Тем временем Юрки проснулся из-за шума в квартире. На кухне что-то готовилось, доносился тонкий аромат жареного и грохот кастрюль, где-то играла музыка, напоминающая Deep Purple . (smo-oke on the water!.. тын тын тын тыдын тыдын! Унц унц унц!) Солист с неудовольствием заметил, что уснул в одежде, скинул одеяло и смело вышел из комнаты.
-С добрым утром! – донеслось из какой-то комнаты. Юрки пошел на голос и очутился в супружеской спальне, где Бази сидел с ноутбуком на коленях.
-Привет.
-Сегодня ты идешь к Юсси. А главное, расстаешься с Ану, - солист открыл рот, чтобы что-то сказать, но гитарист ему не позволил, - Возражения не принимаются. С кухни послышался женский голос:
-Мужчины идите есть.
Внезапно музыка замолчала, и откуда-то из глубин квартиры вылетел юноша, споткнулся обо что-то и с грохотом ворвался на кухню. У Юрки зазвонил телефон.
-Вилле звонит...
-Какой?
-Вало. Не Лииматайнен же! Алло!
-О, Юрки привет! Как жизнь молодая? – герой лав-металл был очень пьян.
-Спасибо, Вилле, хорошо. А у тебя?
-У меня лучше всех, вот Линде ко мне зашел... Слушай, ик, он тут такое рассказал! Угадай, кого он вчера, ик, видел?
-Даже предположить не берусь. Может, Лаури?
-Нет! Он видел Ану!
-Заинтриговал.
-И, ик, не одну! С ней был Йонне!
-Какой Йонне?
-Ну, этот... Лииматайнен, Аарон, тьфу ты! Ли, ик, Линде их вместе видел!
-Как? Правда?
-Да! Сочувствую, друг! Йонны, они, ик, такие! У меня самого была Йонна, и чем это, ик, кончилось?
Юрки помолчал, обдумывая услышанное, и спросил:
-А Линде никого не перепутал?
-Не, он же не пил со мной! Он же, ик, с женой был!
-Спасибо, Вилле! Ты настоящий друг!
-О да, Юрки, ик, ты мой тоже! Лучший друг! Ой, нет, ик, мой самый лучший друг – Линде! Мы с ним с, ик, с детства играем! Извини, Юрки!
-А где он их видел?
-Кого?
-Йонне и Ану?
В трубке что-то зашуршало, и послышались мужские голоса, потом Вилле вернулся к разговору:
-Линде вчера с женой ходил в, ик, ресторан. Там они их и ви, ик, видели!
-Понятно. Еще раз спасибо.
-Да не за что! Приходи, ик, выпьем! Ой! – герой лав-металл вскрикнул таким высоким голосом, какого Юрки от него никогда не слышал, а потом заговорил шелестящим басом, каким озвучивают ужастики:
-Нельзя приходить! Извини!
-Да я не обиделся... – Юрки был в глубоком культурном шоке от внезапных перемен своего друга. Нажал на отбой и сообщил другу эту новость. С кухни донеслось:
-Паси, Юрки! Остынет же все, идите есть!
-Это идеальный повод, чтобы расстаться с ней, - прошептал Бази.
-Блин, опять этот Йонне! Он мне что, завидует? Почему он спит с теми, с кем сплю я?
-А с кем спит Йонне?
-Я скоро запишусь в клуб ненавистников Йонн вместе с Вилле!
-Ладно, пойдем есть, а то супруга волнуется.
После завтрака Юрки в готичной печали отправил готическую sms своей пассии на тему расставания. Потом под давлением друга, пошел к Юсси в гости.

(((((((((((( Сомнофилия - страсть к совокуплению со спящим или обездвиженным партнером (с). А музыку можно послушать Продиджей – smack my bitch up. Собсна, весь смысл проды укладывается в эту немудреную фразу. P.S. по-моему, отсюда торчат уши БДСМа? Нет?)))))))))))))любимейший вами ахтор)

Юсси открыл дверь и увидел на пороге Юрки.
-Йонне?! – вокалист увидел позади барабанщика белобрысого конкурента, но тот, почувствовав недоброе, мгновенно оделся и вылетел из квартиры. И в этот момент вся ненависть, вся агрессия Юсси достигла пика, и разум как будто отключился. Юрки вошел в квартиру, и драммер медленно, как во сне, закрыл входную дверь. Так же медленно обернулся, посмотрел на растерянного друга, который понял, что Юсси немного не себе, и произнес:
-Я убью тебя.
Юрки хотел что-то ответить, но мгновенно получил под дых, и упал на пол, как сломанная кукла. Барабанщик налетел на него, пнул, запутался в одежде и упал сверху. Схватил за ворот рубашки и процедил в лицо:
-Какая же ты дрянь! Ненавижу тебя и... – судорожный вдох, - убью.
Ответ – снисходительная усмешка. Юсси не выдержал и ударил в челюсть.
-Почему не защищаешься?
Голова Юрки под невероятным углом запрокинулась назад, и барабанщик за волосы вернул ее в прежнее положение, удостоверяясь, что предмет его ненависти жив и в сознании. Вкус крови во рту, наконец, привел вокалиста в себя, и он сам вцепился в друга. Внезапно он приподнялся и повис на драммере, увлекая его своим весом на пол, вцепился хищным поцелуем в губы. Как только Юсси почувствовал его кровь, то сразу ответил с не меньшим желанием. Казалось, что они хотят съесть друг друга, одновременно царапаясь. Юсси со всей дури вцепился вокалисту в волосы, намереваясь причинить своему любовнику наибольший дискомфорт. Юрки немедленно разорвал поцелуй, и барабанщик прошептал:
-Я убью тебя, но сначала...
-Я извиниться хотел...
Красивый бархатистый голос окончательно свел с ума драммера, и тот просто стал рвать одежду на солисте. Пробежавшись нервными пальцами по его телу, Юсси понял, что Чертяга возбужден не меньше его. В ледяных голубых глазах никогда не было видно искренних эмоций, боли, любви, сожаления... Только вечная усмешка, или равнодушие. «Сегодня я увижу твою боль... Увижу все то, что ты прячешь в такие моменты под ресницами»
-Какая романтика – умереть от руки влюбленного ревнивого дурака! Всегда мечтал об этом! – Юрки уже смеялся, стягивая футболку со спины любовника, но внезапно улыбка сменилась растерянным взглядом, когда солист почувствовал, что его подготавливают.
-Мечтал всегда, говоришь? – теперь уже серые глаза ухмылялись, и новый звериный поцелуй. Юсси разбередил начавшую закрываться рану в языке Юрки, вызвав его недовольный стон. Внезапно вокалист стал извиваться, царапать спину, тянуть волосы барабанщика, усугубляя тем самым свое положение. Неожиданно хозяин квартиры вновь ударил гостя по лицу, отчего тот потерял ориентацию в пространстве, и стал стягивать джинсы с себя. Юрки пришел в себя и резво оттолкнул любовника, отполз от него. Юсси с удивлением вспомнил, что его друг, вообще-то сильнее его самого, и убивать в таких обстоятельствах... Драммер бросился к предмету своей ненависти, но тот ответил спокойным ясным голосом:
-Если ты меня трахнешь без смазки, то я потеряю сознание от болевого шока, и если ты не сомнофил...
-Тебе-то откуда знать?!
Юрки довольно улыбнулся:
-Я умный.
Юсси нарочито медленно встал и пошел в комнату. Вокалист, воспользовавшись паузой, встал и осмотрел себя. Рубашка разорвана в клочья – сразу снял, в нескольких местах скоро нальются синяки, несколько царапин, приспущенные брюки... Хорош! Прошел в гостиную и сразу снял брюки, пытаясь унять дыхание. Глаза его были совсем безумные. Внезапно Юсси бесцеремонно повалил его сзади на пол. «Хотя бы ковер, а не холодный пол» - мелькнула мысль у солиста. Оказавшись сзади, барабанщик бесцеремонно сжал горло друга, и запрокинул его голову. Тот немедленно захрипел, и Юсси опомнился, вдруг понимая, что случайно пережал сонную артерию. В этот момент он почувствовал пульс друга, который зашкаливал, и, соответственно, легкие с огромным трудом справлялись обеспечением кислородом тела. Драммер не подумал, что самому ему дышится не легче.
-Придушишь же... Дурак... – и хриплый смешок.
Внезапно вокалист от сильного толчка уткнулся лицом в ворс ковра и услышал звук отвинчивающейся крышки.
-Ты сам этого хотел, - и резко вошел в любовника. Юрки весь выгнулся, судорожно глотая воздух. Барабанщик не обращая внимания на стоны своего солиста, просто выполнял свои желания, а тому лишь оставалось подстраиваться под своего мучителя. Доведя себя и его до предела, он кончил и рухнул рядом, опустошенный. Заметил, что гость кончил тоже и валялся на ковре со своей фирменной ухмылкой. Желание убивать кого-либо пропало, и Юсси просто теребил его волосы, едва слышно шепча:
-Ненавижу тебя. Только твое тело... Больше ничего не могу взять.
-Ты заблуждаешься, - он перевернулся на спину, прикрыв глаза.
-В чем? Ты что-то еще можешь отдать?
-Я же извиниться хотел... Не уходи из группы, ты всем нужен... Мне нужен...
Юсси улегся на него, разглядывая лицо и не веря своим ушам.
-Тебе? Тебе же нужен только секс. Нравится доводить других и любоваться своими трудами?!
Внезапно Юрки открыл счастливые глаза:
-Да, ты абсолютно прав, - и хохотнул. От обиды драммер наградил его хлесткой пощечиной и внезапно понял, что хочет еще. С силой сжал член любовника, отчего Юрки выгнулся, и второй рукой барабанщик царапнул его спине. Донесся хриплый бас:
-Тебе тоже нравится мучить...
-До тебя далеко.
-Тут ты прав, - смешок. Вновь вошел в него, и вокалист вновь зажмурился.
-Глаза открой, а то буду трахать с нашатыркой. Да да, приводить в чувство и снова трахать.
И ледяная бездна распахнулась... И Юсси увидел в ней совсем не то, что ожидал. Сколько доверия было в этих глазах! Усмешка, болезненное наслаждение, и ни капли обиды. Что же ты раньше-то не показывал этого? Сведенный с ума этим взглядом, драммер совсем забылся, и очнулся уже рухнув на своего обессиленного любовника. Рука в тяжелых перстнях ласково трепала его за волосы, глаза солиста были прикрыты, и никакой усмешки. Прекрасен. Так бы и лежать с ним вечно так вот...
-Последняя просьба – дай воды, - Юрки облизал пересохшие губы, - и убивай.
-Не убью.
-И воды не дашь?
Юсси фыркнул и слез с него.
-Все равно уйду. Ты, конечно, сладкий мальчик, но это ложка меда в бочке дегтя.
Солист встрепенулся:
-Куда ты собрался? Меня самого выгонят вслед за тобой! Я с Ану распрощался...
-Ты только о себе думаешь... Что ты сказал? – серые глаза удивленно уставились в голубые.
Юрки стыдливо потупил глаза и улыбнулся:
-Да...
-И она больше не появится?
-Придет... Я же ей только sms отправил.
-На большее и рассчитывать не следовало, - Юсси опустился на ковер.
-Но... Ты же останешься?
-Будешь моим?
-Буду.
Барабанщик фыркнул, наслаждаясь властью:
-Будь. Прямо сейчас.
-Что сейчас?
С огромным удовольствием схватил его волосы и рванул вниз. Вокалист немедленно задрал голову и обиженно посмотрел ему в глаза.
-Терпи, а то уйду!
Юрки покорно опустился и облизал его плоть.
-Ты спал с Йонне?
-Какой Йонне? Зачем мне этот малолетний придурок?
-А что он здесь делал?
-Просто зашел... Ох, умоляю, продолжай! Не было у меня с ним ничего!
И наслаждение продолжилось...

-Помирились?
Юрки с изяществом кота опустился на кресло, положил голову на спинку и прикрыл сонные глаза.
-Угу.
-Очень рад за вас. А, будьте прокляты! – Бази нервно бросил чехол и вышел на улицу. Солист открыл один глаз и улыбнулся ему вслед. Потом до него донесся едва уловимый аромат знакомых сигарет, и явился барабанщик.
-Все, хватит. Поехали домой. Ты сам устал.
Солист уткнулся в предплечье и замычал.
-Вставай! – Юсси бесцеремонно дернул его на себя и потащил на улицу к машине.
Бази оперся о дверной косяк звукозаписывающей студии, глядя вслед уезжающей машине вокалиста.
-Я что-то ничего не понял, - донеслось из глубин помещения, и на крыльцо вышел Тимо, - А что у них случилось?
-Как же я тебе завидую. Ты не знаешь!
Ритм-гитарист недовольно сморщился:
-Ты меня пугаешь.
Сзади подошел Арчи и положил руки на плечи своим друзьям:
-Что-то меня так в Вегас потянуло!
-Вот и меня тоже! – немедленно отозвался гитарист, - Звони Бэму!
-Э, а мы?.. А они?.. – удивился Тимо.
-Да найдут они, чем заняться! Юрки не усидит без дела, опять заснимется в какой-нибудь рекламе! И Юсси со своей собакой засветится, кстати, где она? (Юсси: - Да, правда, где Рико?? Ахтор: - ну, извини, у меня память девичья. Юсси: - Это возмутительно! Забирай себе своего Юрки, отдай мне мою собаку! Ахтор: - Не выпендривайся!)
-Вот что я вам скажу, други! Гитаристы – это самые крутые музыканты! – улыбнулся Арчи.
-Да, точно, не пример всяким там барабанщикам и, уж тем более, вокалистам! – поддержал его Бази.
-А бас-гитаристы вообще лучше всех!
-Э! Нет! Бей его, Тимо! – друзья шутливо надавали друг другу тумаков и отправились в ближайший бар.
КОНЕЦ?

@музыка: SOAD - BYOB

@настроение: так себе

Комментарии
2010-11-27 в 12:14 

Mixxxaru-san
Страшнее кошки зверя нет
мне по ходу написания фанфика сказали, что Бази не женат, но что же делать, придется ему быть ради меня женатым...

2010-11-28 в 21:05 

- Где тут у вас порно?? - В моей голове. И еще на тех полках.
Ну ты ж не биографию их пишешь (кстати, ничего что на ты?), так что может быть и жена.., и муж.., да и вообще кто угодно.
По поводу фика - все хорошо, что хорошо кончается. Юрки честно говоря мне никогда особо не нравился, для меня он всегда этакая "снежная королева", ни страсти, ни огня, но тут зажег..!

2010-11-28 в 21:37 

Mixxxaru-san
Страшнее кошки зверя нет
о да, давай на "ты". Ну вот и я также подумала, перетопчется Бази =)
Для меня Юрки тоже снежная королева, но и я как раз тоже, никого не люблю, всем хочу нравиться, поэтому я и стала описывать с такой любовью. Снежные люди тоже чувствуют. Только боятся признаться в этом

2010-11-28 в 21:42 

- Где тут у вас порно?? - В моей голове. И еще на тех полках.
Ты права. Я думаю он хорошо все прочувствовал...)))))

2010-11-28 в 21:46 

Mixxxaru-san
Страшнее кошки зверя нет
только у трупа не возникнет предвзятого отношения, если его в попу оттарахать :-D

2011-08-10 в 15:38 

[ МОЗГОШМЫГ ]
Уважай подруг, хардкор и маму! \m/©
Аффтор!!! Спасибо тебе за эту прелесть! Вчера вечером задротил с телефона, читал на одном дыхании, не мог оторваться*__*
Это просто чудо! А Юрки тут немного романтиком оказался...

2012-01-22 в 12:44 

Mixxxaru-san
Страшнее кошки зверя нет
:bravo:

   

Ударим СЛЭШЕМ по ФИНСКОМУ бездорожью!

главная