Часть четвёртая.


Вернёмся на пару часов назад. В бар.

Вилле стоял у раковины мужского туалета, смывая шипящей тёплой водой мыльную пену. Тут, в грязном зеркале Вало разглядел Юрки, выходящего из крайней кабинки.
- Ну что, как тебе вечер? - пропел он, подходя к Вилле и пуская воду в соседней раковине. А потом уставился на секс символа из группы HIM.
- Здорово, но этот бар и это жуткое радио уже надоели. - Ответил Вало и в подтверждение своих слов изобразил усталое личико.
- Значит, новость, которую я сейчас озвучу, очень тебя порадует. - Весело заявил Линнанкиви. Тут у Вилле приподнялась бровь, он повернулся к Юрки и с любопытством посмотрел на него. Голубые глаза собеседника сверкали, лицо расплылось в довольной улыбке. Спустя пару минут парни дружно выплыли из мужской комнаты. Бар практически опустел, почти никого не было, посетители медленно расходились. Бармен устало протирал стаканы и подливал виски двум засидевшимся мужикам. Музыка стихла, табачный дым немного развеялся. Официантки за одним из столиков считали свои чаевые, и о чём-то говорили. Вилле удивлённо покосился на столик, за которым должны были сидеть все остальные ребята.
- Ну и где все? - Недоумевал Вало.
- Видимо уже в пути.
- Вот блин засранцы...
- Да, чё мы, маленькие? Сами доберёмся! Всё, я в такси звоню. - Юрки достал мобильник и стал жать на кнопки. - Алё, можно машину к бару «Admiral»?
Вилле и Юрки сели в машину, Линнанкиви продиктовал адрес и в окнах такси начали проплывать тёмные улицы, огни фонарей и светофоров.
«Химовец» всматривался в происходящее за бездушным стеклом. Машины, гуляющие парочки. Мимо пробежал парк, потом снова появились дома. Вилле размышлял о том, как и о чём именно он будет говорить с Юрки.
«Что я скажу? – Спросил он сам себя. - А знаешь Юрки, мне показалось, что ты мне нравишься. Можно я проверю кое-что, что бы убедиться в этом. Бред. Господи, и чем он меня зацепил, что за чувство такое странное он вызвал у меня в тот вечер, перед нашим выступлением? Он просто ушёл, а мне показалось, что ушло тепло...».
- Вало, очнись. Приехали.
- Ой, прости, что-то задумался.
Дверь машины хлопнула, и такси унеслось прочь, оставив парней одних, на пустом тротуаре, перед незнакомым для Вилле домом.
Вало и Линнанкиви подошли к не большому двух этажному коттеджу, но никаких признаков того, что там начинается шумная вечеринка, не было. Свет внутри не горел, и вокруг стояла настолько глухая тишина, что любой шорох создаваемый музыкантами разносился эхом повсюду, поражая своей силой.
- И где все? - Искренне удивился Вало.
- Не знаю... Может за выпивкой направились. - Юрки демонстративно достал из кармана мобильник, прошёлся по клавишам и поднёс его к уху, пару секунд Линнанкиви постоял с измученным лицом, а потом приподнял бровь и набрал в лёгкие побольше воздуха.
- Ало. - Выпалил он, - Вы где? Да, уже на месте. Понятно... Что? Ага, хорошо. ОК. - Юрки сунул телефон обратно в карман.
- Ну что?
- Они скоро будут, закупаются.
- А мы так и будем на улице ждать?
- Нет. Ключ под лестницей. - Успокаивающе промурлыкал Юрки.
Вилле стоял как вкопанный, пытаясь понять, почему вокалист 69 глаз, смотрит на него так, будто чего-то ждёт.
- Вало, может, ты всё-таки сойдёшь со ступенек? Или думаешь, что я замок пальцем открою?
Химовец слегка побагровел и соскочил с лестницы.
- Прости, что-то я сегодня немного торможу. - Ответил Вилле.
- Немного? - Юрки звякнул ключами, открывая дверь, а затем, подал жест и добавил: - Проходи.
Ничего не отвечая, смущённый Вилле прошёл в тёмное помещение. Раздался щелчок и загорелся долгожданный свет. Перед глазами химовца предстала современно обставленная комната, серый ковёр по центру, слева, в углу, винтовая лестница. На серой стене красовался огромный плазменный телевизор, а перед ним два диванчика из бежевой кожи. Прямо под телевизором располагался стеклянный столик, на котором лежали самые разнообразные журналы. Изобилие мелких деталей декора прекрасно дополняло интерьер. Яркий свет подчёркивал задумку дизайнера и добавлял сочности серым и бежевым тонам.
- Ну что? Выпьем немного, пока ждём? - спросил Юрки, и, не дожидаясь ответа, прошёл под аркой, направляясь на кухню. Зазвенели стеклянные стаканы. - Ты садись пока, куда тебе удобнее. - Линнанкиви снова появился в гостиной, где Вилле уже сидел на одном из бежевых диванчиков.
Юрки приблизился и окинул Вало взглядом, заострив внимание, на его чёрной, полу расстегнутой рубашке, и обтягивающих бедра, выцветших джинсах - клёш.
«Какой же он всё-таки красивый» - подумал Юрки и подал химовцу стакан.
- Может, всё-таки подождем, когда парни придут?
- Вилле, ради бога, не неси чушь. Они уже до зелёных чертей напились, а мы с тобой, совсем трезвые. Я думаю, нам их, наоборот, догнать нужно, хоть чуть-чуть, пока они не пришли.
Вало взял емкость, и вокалист 69 глаз плеснул туда виски, после чего, сел на соседний диванчик.
- Давай, за творчество. - Юрки протянул химовцу стакан и тот быстро звякнул об него своим. Выпив, оба парня поморщились. Вилле потянулся в карман, за сигаретами, и, достав пачку, спросил:
- Можно?
Получив положительный ответ, он, тут же щёлкнул зажигалкой. Когда Юрки покинул комнату в поисках пепельницы, мысли Вало снова потекли в громадном водовороте. Он хотел начать разговор, но с чего? Что сказать? В голове крутились разные фразы, идеи, но всё было не то. Вилле находился в глубокой прострации, от бесчисленных попыток что-то придумать, начала возникать тянущая боль в виске. «А может быть?» - нашёлся Вало и тут же упавший на джинсы пепел прервал его мысль.
- Чёрт! - прошипел химовец. Пока он был погружен в тяжёлую думу, сигарета отжила своё и щедро одарила одежду парня горсткой сотлевшего табака. Тут очнувшийся Вало почувствовал на себе взгляд и поднял изумрудные глаза.
В проходе под аркой стоял Юрки и внимательно наблюдал за ним, прожигая голубыми огоньками любопытства. Губы Линнанкиви изогнулись в весёлой ухмылке.
- Вилле, ты сегодня просто до смешного странный, что с тобой? - спросил он с улыбкой. Потом положил пепельницу на столик, между диванами, и резко предав лицу серьёзный вид, добавил: - Что тебя мучает?
- Я просто хочу кое-что выяснить, но не знаю, как тебе это объяснить и с чего начать. - Признался Вало и избавился от окурка.
- Как это не знаешь? Ты ведь уже начал.
- Но смогу ли продолжить? У меня просто язык не поворачивается, что бы заговорить об этом. - Вилле замолчал и кинул взгляд на Юрки. В глазах Линнанкиви читалось явное недоумение, он приподнял бровь. Сейчас он выглядел так, будто пытается просканировать мысли Вало.
- Знаешь. Вот сейчас ты меня действительно поразил. Я готов выслушать всё что угодно, даже если ты будешь нести чушь про то, что инопланетяне похитили твою гитару. Так что не томи и рассказывай.
Вилле, молча, смотрел куда-то в сторону, страх внутри него, накапливался, и, казалось, будто бы постепенно превращался в огромный снежный ком. Мурашки пробегали по телу, а все попытки хоть немного двинуть языком оказывались безуспешными. Тогда Вало решился, он осознавал, что если не опровергнет своих сомнений, то сойдёт с ума. Собрав всю силу воли в кулак, Вилле на слегка ватных ногах подошёл вплотную к Юрки, так, что мог чувствовать на себе его учащённое дыхание. Вало продолжал смотреть куда угодно, только не на стоявшего перед ним парня. Вилле хотел понять, было ли то чувство случайным. Сейчас он испытывал только жуткое волнение, Вало понимал, что нужно успокоиться и посмотреть Юрки в глаза. Сделав пару глубоких вдоха и выдоха, он привёл себя в чувства и перевёл взгляд на Линнанкиви. Голубые глаза смотрели на Вилле с всепожирающей страстью, он был как изголодавшийся хищник выжидающий добычу. По телу Вало пробежала сильная волна пугающего возбуждения. Этого Вилле и боялся, он действительно безумно захотел оказаться в руках Юрки, предаться ласкам, окунуться в океан, бушующий страстью. Но здравые мысли тускловатыми просветами выталкивали его, из этого безумства чувств, бесконечно повторяя: - «Это не правильно!» Юрки продолжал смотреть на Вилле, не понимая, чего же тот хочет. В душе бурлил поток все различных эмоций, но Вало не двигался, он просто вглядывался в Линнанкиви, глазами полными страстного огня, страха и нерешительности. Сейчас Вало, тот прекрасный, обворожительный мужчина, полный уверенности, напоминал несовершеннолетнюю девственницу, которая хочет, но боится до потери пульса.
- «Черт тебя дери Вало, - подумал Юрки, - не можешь сам, тогда я начну!» Белые, худенькие руки легли Вилле на плечи и на холодных от мучительного страха устах, почувствовалось обжигающее прикосновение. Юрки жадно впивался в столь желанные им губы, его язык проникал в приоткрытый нежный ротик. Вилле всего трясло, но он больше не боялся. Его тело будто бы начало гореть, он столь же пламенно отвечал на поцелуи, вжимаясь в ласкающее его тело. Оба парня находились в полуобморочном состоянии, но продолжали полностью отдавать себя друг другу. Вилле почувствовал, как тонкие пальчики прокрались к нему под рубашку. Юрки плавными движениями скользил по нежной коже на спине, потом постепенно перебрался к груди. Сквозь пелену наслаждения, до Вилле начали доходить отблески разума, он отчётливо понял, что Юрки расстёгивает на нём рубашку. Пуговка за пуговкой. Шёлковым полотном лёгкая ткань соскользнула с его тела. Поцелуи резко перешли от губ к шее, периодически, спускаясь ниже, и возвращались обратно. Мысли снова стали возвращаться к Вало. «Неужели Я это делаю?» - пронеслось у него в голове. Вилле осознал, что последует за этими ласками, по телу снова побежали прохладные мурашки. Вало сделал решительный жест рукой и отстранил от себя Юрки.
Сначала Линнанкиви находился в лёгкой прострации, пытаясь понять, что же произошло. Через пару секунд, всё стало на свои места и Юрки, тут же бросил на Вилле вопросительный взгляд. Вало стоял, опустив глаза в пол, и пытался отдышаться.
- Что с тобой? Я что-то не так сделал? - Спросил Юрки.
- Всё в порядке, ты здесь непричём.
- О да, я вижу как у тебя всё в порядке.
- Прости меня, Юрки, но мне надо уйти. - Прошептал Вилле.
- Уйти? Как? Куда? - недоумевал Линнанкиви. - Ночь ведь на дворе.
Но Вало его не слушал, он поднял с пола рубашку и резко накинул на себя, потом подошёл к двери и облачился в мирно покоящуюся на вешалке джинсовую курточку.
- Прости. - Ещё раз повторил химовец.
- Вилле, да постой же ты! - Крикнул Юрки, но было поздно, входная дверь захлопнулась, издав громкий стук. - Чёрт! - заорал Линнанкиви и со всей силы пнул ни в чём не повинный диван. Юрки сделал пару шагов к центру комнаты, кидая взгляд из стороны в сторону.
- Да и пошёл он к чёрту! - Горько прошептал парень. – На нём что, свет клином сошёлся? - И тут Линнанкиви осёкся. - Что я несу? Это ведь моя вина, не надо было вот так вот сразу… Он там сейчас один, тёмной ночью, а вдруг с ним, что-нибудь случиться?
Тревога болезненно уколола парня прямо в сердце. В висках начало бешено стучать. Долго не раздумывая, Юрки поспешно направился к двери, и, набросив на себя куртку, вышел из дома. Щёлкнув замком, он приподнял ступеньку и кинул под неё ключи. Линнанкиви буквально пролетел расстояние от дома до дороги. Теперь он стоял и не знал, что же делать, он понятия не имел, куда мог пойти Вилле. Бушующий на улице сильный и холодный ветер беспощадно морозил кожу на лице Юрки. Парень оглядывался, пытаясь вглядеться в ночную тьму, но ничего рассмотреть не получалось.
- Вилле! - крикнул Линнанкиви. - Вилле, где же ты?! - продолжал звать он, но его голос затухал в непрекращающемся шуме нарастающего ураганного ветра. Небо было затянуто чёрными тучами, внезапный яркая вспышка осветила всё вокруг, раздался оглушающий раскат грома. Большие мокрые капли стали падать на землю, одна за другой. Их становилось всё больше и вскоре они превратились в один мощный ливень.

Глава вторая. Часть первая.

Промозглая сырость последовала за ночным дождём. Холодное утро бледными лучами разлилось по городу, уныло освещая ещё пустые воскресные улочки. Казалось от вчерашнего весеннего тёплого дня ничего не осталось, небо целиком было затянуто серыми тучами. Кругом поблёскивали мутные лужи и сверкали остатки дождевых капель на свежевыросшей траве. Добралось это сырое утро и до дома Юрке. Там, внутри, мёртвая тишина перебивалась похрапыванием развлекавшихся всю ночь музыкантов. Но не все в этом доме спали, внезапный сильный звенящий грохот заставил спящего в гостиной, на диване, Тимо, нервно заёрзать. Для Миге, расположившегося в кресле неподалеку, любой шум, не был сейчас помехой. Да и всех остальных этот звон ни сколько не потревожил. Только Тимо, чей сон обычно был чутким, отреагировал, но потом снова мирно засопел.
- Да чтоб тебя! - Зашипел Юсси, потирая ушибленную лодыжку. - Сходил попить называется. - Ещё немного поворчав, он схватил стакан, наполнил водой и начал жадно глотать прохладную жидкость. Напившись вдоволь, Юсси направился к Арчи, на второй этаж и захватил с собой стаканчик с водой.
- Арчи! - Начал будить он друга. - Арчи, вставай!
- Мммм?
- Арчи, да вставай же ты!
- Отвали, Юсси, дай поспать. - Пробубнил он в ответ.
- Ах, так? А я тебе попить принёс, а ты… придется, наверное, вылить на тебя. - Юсси поднёс стакан к Арчи и отлил не много на лицо.
- Сволочь! - завопил парень и подскочил как укушенный. – Ну, ты сейчас у меня получишь!
- Стоп! Стоп, Арчи, угомонись. На, попей, разговор есть. - Когда стакан был осушен, Юсси добавил: - Пошли на кухню.
Музыканты вошли в белоснежную комнату, обставленную различной техникой. По центру красовался стеклянный стол, на котором возвышалась ваза с желтыми, как полуденное солнце, искусственными подсолнухами. Белые шкафчики и тумбы были отделаны резными, серебристого цвета ручками. И, видимо, что бы интерьер, не был таким уж снежным, на полу лежала плитка с имитацией дерева, оттенка топлёного молока, а окна украшали занавески цвета тёмного хаки.
- Ну, и о чём тебе припёрло говорить именно сейчас? - Проскулил Арчи, усаживаясь за стол.
- Кофе сварить? - Понимающе поинтересовался Юсси. - Мне тоже не хорошо, но пойми, не могу ждать. - Он включил кофеварку и вскоре две чашки ароматного напитка стояли на стеклянной поверхности. Присев по удобнее, напротив друга и отпив немного Юсси начал разговор:
- Послушай, Арчи, ты случайно не в курсе, почему Юрки и Вилле так и не появились? Я знаю, что Юрки о чём-то с тобой говорил, ребята сказали, что именно тебе Юрки дал ключи и сказал, чтобы вы ехали без него, что он и Вилле приедут попозже.
- Юсси, я понятия не имею, да он дал мне ключи и сказал, что приедет позже, вместе с Вилле.
- А он не объяснил куда собирается, почему приедет позже?
- Он сказал, что приведёт нам девчонок, для полного отрыва.
- Да? - Юсси пристально уставился на друга. - Ты можешь смотреть мне в глаза, или нет? Я знаю, ты врёшь, когда ты говоришь правду, никогда не прячешь глаза.
- Юсси, что за дурацкий допрос? Я же сказал, я понятия не имею, куда они запропастились.
- Арчи, я тут на днях выкупил тот самый диск, коллекционный. Ты ведь о нём мечтал, но владелец отказывался продавать. Я собирался его тебе подарить, но вот теперь думаю, может продать его кому-нибудь, купить себе тарелочки для установки, покруче, как думаешь?
- Это что, шантаж? - Арчи смотрел на Юсси обиженными глазами. - Нафига тебе знать, куда Юрки делся?
- Надо и всё. - Сухо ответил парень.
- Юсси, это секрет, Юрки меня убьёт! - Завыл он, прожигая друга умоляющим взглядом.
- Нет, всё-таки новые тарелки лучше, я думаю. - Протянул ударник. Он-то знал, где у басиста слабое место.
- Ну, ты и сволочь!
- А ведь за такие деньги можно ещё и пластик поменять на установочке...
- Ну, хорошо! - Взвыл Арчи. - Слушай. В тот вечер Юрки постоянно как-то странно поглядывал на Вало. Да и сам Вилле выглядел, мягко говоря, странно. Мы отдыхали, пили, как вдруг Юрки ткнул меня в бок и кивнул в сторону. Мы отошли подальше и он начал разговор:

- Слушай, Арчи, - прошептал Юрки. - Мне нужна твоя помощь. Я знаю, тебе можно доверить тайну. Мне очень нравится Вилле. - Признался вокалист, в ответ на это, глаза у собеседника, заметно расширились. - Да, да. Только не перебивай. Я бы хотел как-то уединиться с ним, поговорить тет-а-тет, так сказать. Но есть одна проблема, я боюсь, что он не согласиться, он и так весь вечер от меня увиливает и даже не смотрит в мою сторону. В общем, у меня есть идея. Вот тебе ключи, - Юрки протянул руку со связкой шокированному басисту. - Как только я подам знак и удалюсь, сообщи всем ребятам, что вечеринка переносится ко мне домой, и что бы уезжали без нас с Вало. Если спросят, скажи что мы поедем за девчонками. Ты не будешь против, если я, одолжу твои апартаменты? - спросил вокалист, в ответ Арчи помотал головой. - Вот и отлично, только ни кому, договорились?
- Конечно, мы ведь друзья, можешь на меня рассчитывать.
- А ключи?
- Я их под лестницей прячу, чтобы не потерять. - Ответил басист, он был ещё в шоке от услышанного. Его друг, которого он так давно знает, неравнодушен к парням? Но Арчи готов был принять этот факт. Ведь они всегда поддерживали друг друга, и этот случай не должен был стать исключением.

- Так вот значит как? - Зашипел Юсси. - Значит, ему Вилле нравится? И он обманом потащил его к тебе домой? - Ударник был все себя от услышанного. Его голос дрожал и срывался на крик. Он встал с места и заметался по комнате. Его раздирала злоба и обида. Он не мог поверить, что Юрки неравнодушен к Вало. А он, Юсси, тогда для чего? Для развлечения? Игрушка? Его друг, наставник, использовал его как вещь?
- Погоди, ты чего так завёлся? Я конечно тоже не могу понять этой голубизны, но он ведь наш друг.
- Друг? - завопил Юсси. - Да какой он после этого друг? Сволочь! Гад! Ненавижу! - На глаза парня навернулись слёзы.
- Ты чего? Юсси, успокойся! - Арчи соскочил с места и подбежал к упавшему на колени другу. Ударник сжался, закрыл лицо руками и потихоньку всхлипывал. - Юсси, да что с тобой? Тише, не надо так убиваться из-за какой-то глупости...
- Глупости? - Снова закричал парень и резко встал на ноги. - Ты ведь ничего не знаешь! Ненавижу его!
Внутри Юсси бушевал ураган ненависти и боли. Он не мог понять, почему мысль о Юрки и Вало заставляет его сердце так сильно сжиматься. Как будто острые иглы пронзали его сущность. Хотелось крушить, уничтожать всё вокруг, бежать не оглядываясь. Юсси отдался эмоциям и рванул с места, вскоре послышался хлопок входной двери. Он покинул дом, оставив друга стоять в недоумении.

Часть вторая.

На набережной Финского залива, на первом этаже семиэтажного здания из красного кирпича, спокойно существовал небольшой ночной клуб. Над его стеклянной дверью висела крупная неоновая вывеска, которая гласила – «Satama». В окно, со стороны тусклой улицы, можно было разглядеть молодого человека. Он сидел, на удобном диванчике, обитом сероватым кожзаменителем, уткнувшись головой в небольшой пластиковый столик. Он спал, уже давно. Тёмные волосы растеклись по белой столешнице. Свет уже пробился в клуб, обвивая парня бледными лучами, как будто хотел как можно нежнее его разбудить. Но, видимо, он слишком устал, чтобы прочувствовать это. Солнечный свет, просеивающийся сквозь тёмную пелену туч, был незначителен для него.
- Эй, парень! - громко произнёс мужчина, нависший над спящим. Судя по виду - это был бармен, на поясе у него было подоткнуто небольшое белое полотенце. Он был одет в красную слегка выцветшую футболку и черные брюки. Светлые волосы были зачёсаны назад, а руку украшала большая цветная татуировка. Он пристально смотрел на дремавшего посетителя. Немного выждав, бармен повторил:
- Эй, парень! Ты меня слышишь? Просыпайся.
Тут темноволосый парень заёрзал и немного помычал, отходя от сна. Потом поднял голову, и начал тереть лицо руками, видимо, пытаясь окончательно освободиться от сладких чар Морфея.
- У нас ночной клуб, а утро ещё никто не отменял. Мы закрываемся. - Повествовал бармен.
- Уже утро? - С удивлением спросил парень. - Я что, уснул?
- Уснул. Ещё в четвёртом часу. Скажи спасибо, что заведующий, тебя сразу не выкинул. Он категорически против того, что бы из его клуба устраивали ночлежку, но я за тебя заступился. Уж слишком печально ты выглядел, когда сидел тут. Я подумал, что тебе, видимо, не хочется идти домой. На вид ты приличный парень.
- Спасибо вам.
- Да не за что. Тебя как звать то?
- Вилле. - Ответил он, посмотрел в глаза бармену и добавил: - А тебя?
На лице бармена, сначала появились нотки озадаченности, потом сомнения, следом удивления, а уже после, вспыхнуло восхищение.
- Тот самый? Вилле Вало? - Спросил он с неподдельным изумлением.
- Да, моё имя Вилле Вало. А тебя как зовут? - Спокойно ответил химовец, вставая из-за стола.
- Я Матти. - Пробормотал бармен. - Какими судьбами в таком скромном заведении?
- Просто, я люблю скромные заведения.
- Круто, вот уж не думал, что когда-нибудь с вами познакомлюсь. А если не секрет, почему вы вчера были такой грустный?
- Не могу сказать, это личное. К тому же, ты, скорее всего, этого не поймёшь.
- Ну и ладно, чего в жизни не бывает. Я, как бармен - всё это прекрасно знаю.
- Было приятно познакомится, Матти, но мне пора. К тому же, вы уже закрываетесь, не буду мешать.
- А можно вас попросить об автографе? Я, конечно, не фанат вашей музыки, но так, на память.
- Всегда, пожалуйста, - Матти протянул Вилле блокнотик и ручку, которые всегда лежали в кармане, профессиональная необходимость. Вало расписался, а потом, положил на стол банкноту и спросил: - Ну что, я в расчёте? - Бармен кивнул в ответ и Вилле направился к выходу, открывая дверь, он добавил: - Удачи тебе, Матти, может, ещё к вам загляну.
Выходя на улицу, Вилле глубоко вдохнул свежего воздуха и тут же поёжился, он оказался очень холодным. Музыкант потёр плечи ладонями, вчера, в этой джинцовке, было тепло, но для сегодняшнего дня, он был одет не по погоде. Грустно вздохнув, Вало, прикурил сигарету, а потом плавно развернулся и стал удаляться, вглубь длинной аллеи, лежащей вдоль набережной.

Часть третья.

Юсси тихо бродил по узкой тропинке маленького, но очаровательного парка. Сегодня здесь не было ни души, только деревья, потихоньку покачивались от лёгких порывов ветра, и казалось, будто бы шепчутся, меж собой. Их свежая, зелёная листва, была подморожена суровыми переменами капризной погоды. В целом, пейзаж был прекрасен, им можно было наслаждаться до бесконечности, даже не смотря на сырость и холодный, как лёд, воздух. Но музыкант не обращал на это, никакого внимания. В его глазах отражалась печаль. Юсси смотрел только себе под ноги и бессмысленно описывал круги по парку. Он ходил между деревьев, иногда проводя ладонью по их грубоватой коре. Порой, казалось, что он гладит вовсе не дерево, а свою больную душу, пытаясь принести ей, хоть малейшее облегчение. Вдруг Юсси на мгновение поднял глаза и оглядел всё, что было вокруг. Задумавшись на какое-то время, парень снова продолжил движение, только теперь, он шёл к площади, расположенной в центре парка. Приближаясь к цели, Юсси снова стал осматриваться. Вдали, на другом конце площади, он увидел мужчину, и, судя по тому, что мог разглядеть Юсси, мужчина был - пожилой. Этот мужчина сидел за шахматным столиком и осмысленно передвигал фигурки.
Музыкант ещё какое-то время изучал шахматиста взглядом, а потом, сдвинулся с места и направился к нему. Подойдя почти вплотную, Юсси стал ждать реакции незнакомца. Казалось, что пожилой человек, совсем не замечает парня. Прошло около двух минут, и Юсси, уж было начал думать, что он стал невидимкой.
Как вдруг шахматист произнёс:
- Шах и мат! – Потом он поднял взор на музыканта. Юсси обратил внимание на его глаза, они были почти белого цвета, со слегка коричневатым оттенком. Мужчина был одет в бежевую ветровку и серые брюки. Седые волосы, спрятанные под чёрную вязаную шапку, слегка проглядывались. На лице виднелись морщины, но столь незначительные, что если бы не седые волосы, то ничто бы не выдавало его пенсионного возраста.
- Чего стоите, молодой человек? – Обратился к Юсси, шахматист. – Я бы на Вашем месте давно присел, тут ведь, напротив меня, свободное место.
- Я просто ждал, Вашего приглашения, ну или, хотя бы, того чтобы Вы меня сначала заметили. – Ответил Юсси, присаживаясь за шахматный столик. – Можно узнать Ваше имя, уважаемый?
- Я, Стефан. А Вас как зовут, юноша?
- Юсси. Рад знакомству. Можно поинтересоваться, что Вы делаете здесь, в такую погоду, один?
- Я тоже рад знакомству. Молодёжь, в наше время, совсем невоспитанная пошла. Поэтому, приятно видеть такого воспитанного юношу, как Вы. Я, Юсси, прихожу сюда каждый день, что бы сыграть парочку партий. Независимо от погоды. Мне одиноко дома, одному.
- Вы живёте один?
- Да, жена умерла. А детей у нас не было, не могло быть. Жили, душа в душу, а теперь, я совсем одинок. – Стефан заглянул в глаза Юсси. – Но, не будем говорить обо мне. Вас в этот парк привела печаль, Вы совсем разбиты. Что случилось в Вашей жизни?
- Я чувствую, что Вы мудрый человек, поэтому и подошёл. Мне очень нужен совет. Понимаете, я не могу поговорить об этом с кем-то из друзей, боюсь, что будут осуждать. – Юсси отвёл взгляд в сторону.
- Я дам совет, но, не за просто так. – Сказал Стефан, и музыкант тут же обратил на него вопросительный взгляд. – Сыграйте со мной партию.
- Согласен. – Ответил Юсси и стал расставлять фигуры по местам. Ему достались белые и первым, ход сделал Юсси.
- Ну, теперь делитесь своей проблемой, добрый юноша. – Проговорил шахматист, делая ход.
- Что бы Вы сделали, если бы Ваш друг, Вами грязно воспользовался?
- Даже не знаю. Смотря, что именно он бы мне сделал. Расскажите подробнее.
- В общем, - Юсси сделал продолжительную паузу, - я даже не знаю, как сказать такое. Я совершил ужасную вещь. Мой друг, соблазнил меня. Я пытался сопротивляться, но не смог остановить всё это. Самое ужасное, что мне это понравилось, и я… Я хочу, что бы всё повторилось. Ужасно, я теперь…
- Извините, что перебиваю. - Стефан прервал рассказ собеседника. - Главное, что Вы, хороший человек. А знаете ли Вы, что в мире было, и есть, много героев, знаменитых своими благородными поступками. И среди них, живут, и жило, немало личностей, с нетрадиционной ориентацией. Ваши пристрастия к своему полу, не означают, что Вы - ужасны. Не казните себя.
- Проблема не только в этом. – Пояснил Юсси, благодарно смотря на Стефана.
- Тогда, продолжайте.
- Я надеялся, что я, для своего друга, что-то значу, что нравлюсь ему, и мы будем… в общем, сегодня, я узнал, что он провёл эту ночь с другим. И что этот, другой, очень ему нравится. Тогда, получается, что я, был всего-навсего вещью, для удовлетворения его похоти. Как он мог? – Сквозь зубы процедил Юсси, на глаза проступили слёзы.
- Может, он просто не думал, что ваша близость, будет значить для Вас так много?
- Но что теперь? Если он с этим Вало путается? А если его планы на Вилле, серьёзные?
- С этим, что ли? – Спросил Стефан, указывая на газету, лежащую на земле, возле шахматного столика. На первой странице красовалось фото вокалиста HIM.
- С этим. Повсюду он, чёрт его дери.
- Ну, знаете, с кем Вашему другу быть, решит он сам. И, частично, от Вас будет зависеть, какой выбор он сделает.
- Вы правы. Абсолютно. – Юсси утёр слёзы. – Развёл тут сопли.
- Не корите себя, сердцу не прикажешь. В Ваших чувствах нет ничего кошмарного. Я уже старая, трухлявая развалина, и, много всего в жизни повидал.
- Не говорите так. Вы ещё хоть куда.
- Ааа… - Махнул рукой Стефан.
- Нет, правда. Хотите, я буду часто приходить, будем разговаривать?
- Вы серьёзно?
- А то. Я теперь Ваш должник. – Весело заявил музыкант.
- Конечно, хочу. И на чай приглашу, Вы замечательный молодой человек.
- Чай, это здорово. Спасибо за советы. Извините, но мне пора бы разобраться со своими проблемами. Обещаю, что следующую партию, обязательно доиграем.
- А мы уже и доиграли. Вам, шах и мат. – Объявил Стефан.
Юсси оглядел доску, на которой его король оказался в безвыходной ситуации.
Музыкант поздравил собеседника с победой, попрощался и пошёл вдоль тропинки, через парк. В голове его разгорался план. Юсси не собирался так просто оставить всё это.
Он шёл, и постепенно, его фигура исчезла за могучими деревьями и пышными кустами.


Часть четвёртая.

В доме Юрки, музыканты потихоньку проснулись и сидя в гостиной, поправляли здоровье холодным пивом. Внезапный стук прервал их полусонную, вялую болтовню.
- Кто-то припёрся. – Заявил Линде, соло гитарист группы HIM.
Обычно, он был не особо разговорчив, но за ночь весёлых посиделок, он притёрся к компании и чувствовал себя спокойно. Длинные, блондинистые волосы Линде, стекали по плечам, до самого пояса. Нежно-голубые глаза, устало смотрели на обстановку вокруг. Единственный, из всей «шайки» музыкантов, он решил встать и открыть дверь, когда понял, что никто больше этого не сделает. А стук усиливался, перерастая от ненавязчивого тук-тук в бац-бац-бац. Линде подошёл к двери, и, отворив её, замер на месте, уставившись на пришедшего.
Перед ним стояло лохматое, непонятное существо, отдалённо напоминающее Юрки. Размазанный карандаш, торчащие в разные стороны, запутанные волосы, жуткая мина раздражённости, повисшая на лице.
- Боже, Юрки, тебя самосвал переехал, что ли? – Проговорил одними губами Линде. Глаза его зависли в вытаращенном состоянии, они даже не моргали, от чего вскоре заслезились. Гитарист тут же потёр их, от чего, видимо, немного пришёл в себя.
- Ага, типа того. Мне можно войти в собственный дом, или ты, так и будешь на проходе стоять? – Юрки был жутко зол и подавлен. То, что происходило с ним этой ночью, он хотел сохранить глубоко внутри себя, что бы никто и никогда об этом не узнал.
Линде отошёл настолько, насколько ему позволяли его остолбеневшие от шока ноги. Юрки тут же влетел в дом, и, пытаясь ни на кого не наткнуться, быстро унёсся в душ. На ходу крикнув Линде:
- Скажешь кому-нибудь, живьём зарою!
Блондин развернулся, и направился обратно в гостиную, пытаясь сделать лицо по проще. Он знал, что если его будут допрашивать, то он расколется, а потом, Юрки его закопает. Он вошёл в комнату, взял бутылку пива и сделал пару интенсивных глотков. После такого зрелища, сухость в горле порядком усилилась.
- Кто пришёл? – Спросил Миге, он разглядывал своего друга, понимая, что что-то не так.
- Юрки. – С деланным спокойствием произнёс Линде.
- Юрки? А он случайно не сказал, где шлялся всю ночь, пока проходила предложенная им вечеринка? – Поинтересовался Тимо.
К счастью, ребята ничего не заподозрили. На сердце блондина из HIM отлегло. Что бы больше не вынуждать себя объяснениями, Линде равнодушно пожал плечами и отрицательно помотал головой.
Все вернулись к обсуждению различных, как им казалось, очень важных, насущных проблем. Но действительно крупные проблемы были у Юрки, этой ночью.
Вокалист «69 eyes» стоял под струями тёплой воды и пытался смыть с себя всю грязь. Не только в буквальном, но и в моральном смысле. Сейчас, Юрки находился дома, в собственном душе и вроде бы, всё закончилось, осталось в прошлом. Но музыканта не покидало чувство того, что дух всего произошедшего сидит у него на плечах, вцепившись острыми когтями, и продолжает гнести. Линнанкиви до сих пор не мог поверить, что был на волосок от смерти. Но, всё уже позади, да и в самом происшествии, всё-таки было кое-что хорошее. Грязь стекала с тела в водосток и постепенно, ощущение спокойствия всё же начало возвращаться к Юрки. Вода была настолько тепла и приятна, что вокалисту не хотелось выбираться из душа, но он, всё же вышел. Облачившись в чистую футболку и чёрные джинсы с надрезами, он устало побрёл на кухню, за чашечкой горячего кофе. Сон одолевал Юрки, глаза болели от переутомления, сказывалась тяжёлая, бессонная ночь. Единственный фактор, который заставлял его бороться со сном, это то, что ребята, приглашённые им вчера, всё ещё сидели внизу, в гостиной. Было бы не вежливо, если бы он не спустился к ним, чтобы хотя бы поздороваться. Тем более, он так и не пришёл на собственную вечеринку, и музыканты, наверняка, затаили на него обиду. Нужно было срочно придумать хоть какую-то отговорку, ведь его будут спрашивать, где он был. Юрки медленно пересчитывал ступеньки, казалось, что он не спускается, а стекает вниз, чуть подвисая на перилах.
Проходя в свою снежно-белую кухню, Линнанкиви показалось, что в доме как-то подозрительно тихо. Но, не придав этому особого значения, он равнодушно продолжил двигаться, желая поскорее сделать глоточек бодрящего напитка. Стоило только Юрки присесть, и пригубить, долгожданный, ароматный кофе, как на кухне тут же появился Арчи.
- Ну, привет, Казанова. - С насмешкой произнёс Арчи.
- С чего, я вдруг, Казанова? - Удивлённо поинтересовался вокалист.
- Да, я так, просто. - Отмахнулся басист и добавил: - Как всё прошло?
- Да... так. - Линнанкиви отвёл взгляд, сосредоточив его на чашке с кофе. Ему не хотелось говорить о своих неудачах, даже вспоминать не хотел. Но, мысли об этом выедали его сердце по кусочкам. Вилле. Юрки жутко переживал, он не знал, куда мог направится Вилле, где он сейчас, всё ли в порядке, а главное, что теперь будет между ними? Им, определённо, надо поговорить. Линнанкиви, догадывался, точнее, был практически уверен в том, почему это произошло. Только как теперь всё исправить? Как убедить Вилле в том, что не стоит бояться? Но это, было далеко не всё, о чём он переживал. Ещё кое-что, вызывало чувство тревоги, но это не было связанно с тем кошмаром, что произошёл ночью.
- Юрки, не томи. У тебя на лице написано, что ты не доволен. Ничего не получилось?
- Да. - Холодно прозвенел вокалист. - Вилле ушёл, я поторопил события, и он испугался такого напора.
- И что теперь?
- Не знаю. Надо поговорить с ним. А станет ли он слушать, тоже не известно.
- Ну, во всяком случае, если он тебе нужен, то ты должен попытаться.
- Я попытаюсь. - Юрки тяжело вздохнул и сделал глоток тёплого напитка. В комнате воцарилось молчание, которое, казалось, продолжалось будто бы вечность.
- Ну, а потом ты где был? - Прорвал тишину Арчи. - Почему не пришёл сюда?
- Да как-то не хотелось, ты уж извини.
- Да, ладно. Я тебя и не рассчитывал увидеть на этой вечеринке. А вот остальные...
- А кстати, где остальные?
- Ушли уже, по домам. - Ответил басист и вспомнив о прошлом вопросе, на который не получил ответа, продолжил допрос с пристрастием: - Так где ты всё-таки был, после того как Вилле ушёл?
Юрки поник, понимая, что придется всё рассказать. Смысла выкручиваться – не было. Арчи был точнее любого детектора лжи, хотя сам, врать никогда не умел, и Линнанкиви, знал это. Когда вокалист начал рассказ, за дверью кухни что-то слегка скрипнуло, но никто, к сожалению, этого не заметил. Ребята, сидящие на кухне, спокойно беседовали и не догадывались о том, что только что, через не запертую дверь, в дом вошёл молодой парень, и теперь, стоя около входа в кухню, внимательно слушал каждое их слово.

Часть пятая.

Тёмно-синий, холодный вечер накрыл город Хельсинки. Бледная ночь пыталась пробиться в окно, из которого плескался свет лампы, рассекая уличный, сырой туман, и промозглую, весеннюю мглу. Свет на этой улице, горел только в доме у Вилле. Вокалисту HIM, никак не удавалось уснуть. Он лежал в кровати и вот уже два часа подряд, закрывая глаза, понимал, что мысли продолжают в хаотичном порядке мучить его сознание. Неужели, всё это было только потому, что его разум не мог смириться с чувствами, которые Вилле испытал к мужчине? Он нервно приподнялся, и теперь, он сидел на кровати, устало смотря куда-то в стену. Почему это происходит с ним сейчас, почему он не может просто выкинуть Юрки из головы и навсегда забыть о том, что произошло? Вилле хотелось просто обмануть самого себя и представить, что он никогда не делал и не желал не правильного. Но не только это мучило его, он боялся самого ужасного. Вало спустил ноги с кровати, наклонился, и, уставившись в пол, снова стал осмысливать свои чувства. Вилле подозревал, что он влюбился.
- «Только не это!» - Проносилось в мыслях Вилле. - Только не любовь! Почему он? Что за злую шутку припасла мне жизнь? Почему, мне кажется, что я люблю мужчину? Ведь я всегда был категорически против таких отношений! И вот, пожалуйста, не могу ни секунды прожить, не думая о нем, и об этой ситуации.
Вилле лёг поудобнее, желая погрузиться в сладкий, спасающий от злой реальности, сон. Потянув руку к выключателю на ночнике, Вилле решил, что изо всех сил постарается отбросить надоевшие мысли. Когда свет был выключен, усталость начала вершить своё, сознание Вилле стало понемногу покидать тело. Мысли медленно угасали, исчезая в глубинах приходящего сна. Тьма погружала Вало всё интенсивнее, мягко уводя в царство Морфея. Но всё было не так просто, оказалось, что жизнь не даст так просто забыть о проблемах. Вилле не мог понять, чем он заслужил всё это. Его сладостное погружение было прервано резким звуком. Звонил мобильный телефон. Если бы Вилле только знал об этом, он бы за ранее выключил, злосчастный прибор. Но, увы, было поздно, Вилле уже очнулся от накатывающегося сна. Подняв трубку, он печально произнёс:
- Алё? - И стал внимательно слушать звонящего.

Юрки шёл по темной улице, вдоль мокрой обочины, думая о том, как быть с тем, что произошло между ним и Вилле. Ледяной весенний дождь безжалостно и интенсивно поливал Линнанкиви. Казалось, что каждую клеточку его тела трясло от холода и сильного ветра. Но Юрки продолжал идти, пока рядом не остановилась машина. В темноте Юрки не удавалось разглядеть ни цвета, ни марки автомобиля. Дверь открылась и мужской голос спросил:
- Подвезти?
Юрки, было, в общем-то, всё равно, брести пешком или сесть в машину. Но что-то внутри, наверное, здравый смысл убедил его принять предложение. Юрки сел в авто и вскоре, водитель, высадил его возле ночного заведения. Линнанкиви прошёл в дверь знакомого бара. Он частенько заходил сюда, здесь все его хорошо знали. По этому, когда парень присел за барную стойку, бармен тут же с ним поздоровался.
- Доброй ночи, Юрки. Кошмарная погода, ты, вижу, под дождь попал. Весь промокший, ужас просто. Плеснуть чего-нибудь согревающего?
- Конечно, мне как обычно, только сегодня побольше. Давай, двойной.
- Держи. - Проговорил бармен, подавая стакан с двойным виски. – Может, снимешь куртку? Я повешу на батарею, в кухне, пусть подсохнет.
- Да, конечно. - Ответил Юрки, и, скинув с себя куртку, подал её бармену.
Бармен удалился, унося с собой насквозь промокший элемент одежды. Юрки сидел и понемногу потягивал виски со льдом. Обстановка вокруг, отображала собой название заведения – «Tähdistö». Зал был наполнен разными оттенками вечерне-ночного неба, это смотрелось очень экстравагантно. Стены были окрашены в сочный сливовый цвет. Круглые столики и барные стулья, были того же цвета, но чуть ярче. Сама же барная стойка и стоящие за ней шкафы с множеством бутылок, красовались синеватым оттенком. На полу лежала тёмно-бирюзовая плитка, стены зала украшали двенадцать картин, с нарисованными на них, знаками зодиака, на чёрном фоне. У каждого входящего сюда посетителя, создавалось впечатление, что он будто бы и в правду попал на сиреневое ночное небо, переливающееся множеством звёзд, сливающихся в созвездия.
Юрки оглядывал зал, посетителей, думая о том, что ему делать в сложившейся ситуации. Справа, позади Юрки, за столиком, сидела весьма очаровательная особа. Девушка, на вид лет двадцати, с длинными, рыжими, вьющимися волосами. Она была одета с присущим таким леди, вкусом. Зелёное платье до колена, накинутый сверху, чёрный жакет, лакированные туфельки на высоком каблуке, всё это смотрелось очень сексуально. Рыжая девушка, задумчиво смотрела из-под длинных ресниц на свой коктейль, под названием «Пина колада». Юрки, какое-то время рассматривал девушку, но потом, заметив, что бармен вернулся, повернулся к нему и продолжил разговор.
- Мда, Мик, как-то тут сегодня пусто...
- И не говори. - Ответил Микко, и провёл рукой по своим шикарным, каштановым волосам. Парень за барной стойкой, был очень привлекателен. Красивое лицо, хорошее телосложение, шикарная улыбка. Раньше, Микко, был популярной фото моделью, потом добился успеха в профессиональных танцах. Он выиграл серебряную медаль на чемпионате страны, после этого его лицо снова стало украшать страницы модных журналов. Но потом, парень решил уйти в тень, открыл небольшой клуб. Микко не ожидал, что его заведение, станет таким популярным. Ещё пару лет назад, сюда было не пробиться. Со временем ажиотаж угас, но прибыль всё равно осталась большой. Немного помолчав, Микко продолжил:
- Знаешь, я люблю, когда мало посетителей. Так намного спокойнее. Вчера тут играл ди-джей Йонн, вот это был сумасшедший дом. Места в зале не хватало, танцпол освободили, столы все убрали, только стулья расставили вдоль стены, что бы посетителям было куда присесть. Так какой-то парень, напился и полез драться со своим знакомым. Получил в глаз и упал, влетев головой в один из стульев. Кровищи было, ужас! Его забрали на скорой. Посетители, конечно, успокоились, танцы - продолжились, ну а мне теперь всё равно придётся отвечать за этот инцидент.
- Действительно, кошмар. - Посочувствовал Юрки. - И часто к тебе такие придурки приходят?
- Ты знаешь, в последнее время, в этом районе вообще беспредел творится. И куда полиция смотрит? Там - ограбили, тут - избили. А в нашем районе, и то, и другое, почти каждую ночь происходит. Три дня назад, где-то во втором часу ночи, паренька семнадцатилетнего застрелили. Не понравился он местным бандитам. Так что, будь осторожнее.
- Постараюсь. Как же ты теперь здесь?
- Да вот, собираюсь закрываться. Открою новый клуб, в другом месте.
- Жаль, мне здесь нравится.
- А что поделать, если сюда отморозки всякие стали частенько заглядывать? Бизнес здесь тухнет, люди съезжают, известные личности сюда не ходят. - Повествовал Микко, а потом, прищурившись, стал всматриваться куда-то в конец зала. Юрки повернулся, что бы посмотреть, что привлекло внимание бармена.
- Что случилось? - Поинтересовался Юрки и махом опрокинул в себя, уже вторую порцию виски.
- Что-то не нравится мне тот тип, в конце зала. - Ответит Микко.
Время текло, как и виски в тело Юрки. Линнанкиви продолжал беседовать с барменом и с каждой каплей алкоголя, разум затуманивался всё больше. Разумеется, Юрки не выдержал и рассказал собеседнику про Вилле, но осуждения, к счастью, не получил. Да и кто такой Микко, что бы осуждать Юрки? Бармен продолжал поглядывать на подозрительного типа, который спокойно беседовал с пришедшим вместе с ним другом. Парень был симпатичен, с красивыми чертами лица, но внешность его не вызывала доверия. Темные волосы, чёрные как смоль густые брови. Плотное, спортивное телосложение. На вид ему было не больше двадцати пяти. Он пил коньяк вместе с приятелем и они быстро пьянели. Как по закону подлости, в тот момент, когда Микко удалился, уведя за собой охранника, для того, что бы переставить на складе какие-то коробки, «тип» встал, и без приглашения присел за столик к рыжей девушке. Никто поначалу не заметил, начавшийся между ними, неприятный для девушки разговор. Парень что-то говорил, она отвечала, как вдруг, рыжая особа повысила голос, так, что Юрки смог её услышать.
- Простите, но я уже сказала, что не хочу с вами знакомиться! Оставьте меня в покое!
- Ты кем себя возомнила, дрянь? - Завопил парень, вскочил с места, и навис над девушкой. - Думаешь, вырядилась, намулевалась, и стала королевой? Такой парень, как я, тебя не достоин?
Услышав эти слова, Юрки, немного пошатнувшись, встал из-за барной стойки, а потом, подошёл к грубияну.
- Слышишь, ты?! - Обратился к нему Юрки. - Тебе кто позволил, так с девушкой разговаривать?
Парень сразу же обернулся и уставился на Линнанкиви. По началу, он немного растерялся, но потом, быстро набрал обороты и ответил:
- Ты кто такой? Не лезь не в своё дело! Настоятельно рекомендую тебе, свалить на своё место, пока не огрёб по полной!
- Это тебе лучше успокоится и свалить на своё место. А ещё лучше, покинуть заведение и пойти домой, проспаться. - Выпалил Юрки, прожигая парня глазами.
- Ну, всё... Сейчас кому-то придётся лечиться! - Заявил «тип», и замахнулся на Юрки кулаком. Парень сделал резкий мах в сторону лица Юрки, но тот ловко увернулся, и, извернувшись, толкнул его на пустой столик. Мерзкий грубиян улетел на пол, вместе со столом, но потом, резко вскочил, всем своим видом давая понять, что готов разорвать Юрки на мелкие кусочки. В этот момент, в зале появился Микко, вместе с охранником. Они тут же кинулись останавливать негодяя. Спустя минуту, его, вместе с другом, вышвырнули за дверь. Юрки, немного успокоившись, объяснился с Микко, и решил подойти к девушке.
- Всё в порядке? - Спросил он, медленно усаживаясь к ней за столик.
- Немного в шоке, а в остальном, порядок. Спасибо вам. - Ответила девушка, разглядывая Юрки голубыми выразительными глазами.
- Я, Юрки. А вас как зовут, прелестное создание?
- Ирене. - Слегка покраснев, ответила она.
Они долго сидели, болтая в основном о нейтральных темах, либо о ней. Юрки было легко и приятно с ней разговаривать, она отвлекала его от дурных мыслей. Ирене, вызывала у него тёплые чувства, похожие на братскую любовь. Некоторые люди, способны поражать и влюблять в себя, вот так, с первых минут общения. Юрки было интересно с ней, но силы предательски покидали его. Глаза закрывались сами собой, и Юрки решил, что пора вернуться домой. Они обменялись номерами телефонов, душевно попрощались, и, Юрки вышел из клуба, сворачивая на узенькую улочку. Он решил выйти через двор, на оживлённую улицу, и поймать такси. Линнанкиви прошёл всего метров десять, как вдруг, его схватили сзади и закинули в темный, полный хлама, грязи, и мусорных баков, закоулок. Всё что мог осознавать Юрки, это то, что его бьют и что-то выкрикивают. Когда ему наконец дали возможность поднять взгляд, то он увидел того самого гада, что оскорбил Ирене. Он злобно ухмылялся, рядом с ним стоял его приятель, держащий в руке пистолет.
- Что, не ожидал? - Спросил парень, и, переглянувшись с компаньоном, взял у него из руки пистолет и навёл на Юрки. - Спокойной ночи, придурок!

Юрки подскочил на кровати, он ничего не видел, вокруг была только кромешная тьма. Он жадно хватал губами воздух, сердце бешено колотилось. Холодный пот, проступивший на коже, стекал струйками. Ему приснился тот ужас, что произошёл прошлой ночью. Юрки и так был жутко подавлен, душа бегала от мрака к мраку. А теперь ещё этот сон, в котором он заново испытал этот леденящий страх. Он дважды увидел, как жизнь проносится перед глазами, и последним образом, возникшим перед Юрки, было лицо Вилле. Юрки дважды думал, что умрёт, и дважды, последний, о ком он думал, оказывался Вилле Вало. Юрки сел на кровати, спустив ступни на прохладный пол.
Он щёлкнул выключателем на ночнике и комнату залил тусклый желтоватый свет. Юрки начал вспоминать всё то, что произошло той ночью. Образы, яркими картинками, стали мелькать перед глазами.

Как будто эхом, начали раздаваться чёткие перезвоны, разлетевшихся по асфальту, осколков стекла. Юрки широко раскрыл глаза и увидел, как пистолет, отскочив, подкатился прямо к нему. Юрки приподнялся с земли и поднял голову, перед ним предстала неожиданная картина. Парень, пытавшийся убить его, лежал без сознания, а его приятеля уже не было, он скрылся. Рядом с лежавшим без сознания телом, стояла Ирене, крепко сжав в кулаке горлышко от бутылки. Юрки, на удивление быстро встал на ноги, прихватив с собой пистолет. Линнанкиви подбежал к перепуганной Ирене, и, схватив за руку, быстро увёл с места происшествия. По дороге он выбросил пистолет в кусты.

Юрки снова вернулся к реальности. Он жутко устал, всё происходящее, словно тянуло его за сердце, заставляя испытывать ноющую боль. Линнанкиви выключил свет, лёг обратно в кровать, закутался в мягкое одеяло, и стал пытаться отбросить все потоки хаотично текущих мыслей. Вскоре сон одолел его тело и успокоившийся разум.






Глава третья. Часть первая.

Ночь ушла, принеся за собой яркий солнечный день, а за ним и великолепный, тёплый, весенний вечер. В это время музыканты из группы The 69 eyes репетировали в своём привычном месте. Через две недели, должен начаться долгожданный весенний рок фестиваль. Все участвующие в нём группы, готовились. Репетиция прошла не плохо и ужё подходила к концу, оставалось всего пара песен. Как только ребята всё отыграли, Арчи, тут же собрался, и, сообщив о каких-то важных делах, умчался на всех парах. Следом за ним убежал и Тимо с Бейзи. Юрки, неторопливо собирался домой, спешить не хотелось. Он вяло бродил по репетиционному залу, сматывая шнуры, ставя микрофонные стойки на места, по нему сразу было видно, что он готов заняться чем угодно, лишь бы отвлечься. Юсси тоже никуда не торопился. Он дожидался момента, когда все разойдутся, и он, сможет поговорить с Юрки, и вот он настал. Немного помешкав, из-за неуверенности, Юсси направился к Линнанкиви.
- Юрки.
- Да? – Вокалист обернулся лицом к стоящему перед ним ударнику.
- Я знаю о том, что произошло с тобой. Об этом нападении. Только не спрашивай, откуда. Скажи, как ты себя чувствуешь, всё нормально?
- Это Арчи тебе проболтался? Вот же…
- Я же сказал, не спрашивай. – Перебил его Юсси. – Лучше скажи, как ты?
- Всё в порядке. – Юрки сделал вид по бодрее. Он терпеть не мог вопросы типа: - «всё в порядке?», «как жизнь?», «почему такой грустный?» и тому подобные, а потом, выслушивать нечто вроде: - «что-то не похоже, что у тебя всё нормально».
- Юрки, тебе повезло, что ты остался жив. Нужно быть осторожнее. Ты не бережёшь себя, нисколько. Зачем ты пошёл гулять, ночью, один, да ещё и в таком районе? Слава богу, что тебя спасла та девушка. Спасибо ей, огромное, за спасение нашего неугомонного Юрки!
- Юсси, прекрати меня отчитывать.
- Хорошо, не буду.
- Вот и славно.
- Когда планируешь меня с ней познакомить?
- С кем? – Недоумевал Юрки.
- Со спасительницей своей! – Недовольно пояснил Юсси.
- А надо? – Начал издеваться вокалист.
- Опять подкалываешь?
- Да познакомлю, обязательно. Мы как раз завтра в кафе встречаемся, в шестнадцать тридцать.
- Хорошо, надо же отблагодарить её за спасение бестолкового друга.
- Ты у меня сейчас договоришься! – Пригрозил Юрки.
- И что же ты мне сделаешь? – Спросил Юсси, и, подойдя, обнял его за бёдра. Ударник стал водить ладонями по спине Юрки, прижимаясь к его телу. Почувствовав, что дыхание Линнанкиви стало прерывистым, Юсси потянулся к его губам.
Когда он оказался почти у цели, Юрки отвернул голову и сказал:
- Прекрати, Юсси.
- Но, почему? – Юсси смотрел на друга глазами полными боли.
- Потому, что я просил тебя забыть. – Юрки не видел этих глаз, он смотрел в сторону.
- Я не могу. – Горечь подступила к горлу. Юсси пытался проглотить этот ком.
- Прости, Юсси, но… это я не могу! – Выдавил из себя Юрки, и, развернувшись, направился к выходу. Через несколько мгновений его уже не было. Юсси проводил его взглядом, полным обиды и слёз, а на лице играла злость.
- Ничего, скоро ты будешь со мной! – Прошипел в пустоту Юсси.

Часть вторая.

Юрки сидел в гостиной, в своём любимом кресле, утренние солнечные зайчики весело играли на его лице. Наступил новый, теплый и яркий день. Только вот настроение Юрки, было полной противоположностью этой великолепной погоде. От него исходила невероятная энергия, мрачная и напряжённая. Юрки держал в руках кружку с давно остывшим кофе, который уже потерял свой драгоценный аромат.
Сделав очередной глоток, он встал, поставил кружку на журнальный столик и достал из кармана мобильник. Несколько минут, он как бы плавал по комнате, от угла к углу, видимо, пытаясь на что-то решиться. Спустя ещё несколько мгновений, Юрки остановился посреди комнаты и стал уверенно нажимать на кнопки мобильного, а потом решительно поднёс его к уху.
- Алё? – Произнёс Линнанкиви. – Арчи, привет. У меня созрел очень интересный вопрос.
- Задавай. – Раздалось в трубке.
- Скажи мне, пожалуйста, - елейно произнёс парень, - откуда Юсси, знает о том, что было той ночью? - И тут же перешёл на крик:
- Как ты мог проболтаться? Я же просил, никому!
- Юрки, ты прости… Мне, правда, очень жаль, что так вышло.
- Как так могло выйти? Он что, связал тебя и пытал раскаленным железом? Сомневаюсь. Юсси, конечно, любопытный, но не до такой степени! – Линнанкиви был в бешенстве и Арчи чувствовал это.
- Юрки, я тебя прошу, извини меня. Ничего страшного ведь не случилось? Или случилось?
- Да нет, конечно. Что могло такого страшного случиться? Юсси бы свёл меня с ума своими нотациями?
- Неважно. Ты, главное, не злись на меня. А ещё лучше, приезжай ко мне сегодня вечером. Я остальных ребят позову, посидим не много, пивка попьём, - примирительно предложил Арчи.
- Это ты, так вину загладить хочешь? – С сарказмом спросил Линнанкиви, - Ну, что ж, приглашение принимается.
- Тогда, жду тебя к восьми часам. И, Юрки, большая просьба, никаких больше приключений, ладно?
- Арчи, я тебя умоляю, какие приключения? Мне хватило.
- Надеюсь. – Голос в трубке выдержал паузу. - Ладно, до встречи.
- Пока. – Закончил разговор Юрки и отсоединился.
Он нервно покрутил телефон в руках, думая о чем-то своём. А потом, устало сел обратно в кресло, захватив по пути кружку с кофе.

***

Ближе к вечеру, Юрки и Юсси сидели в ресторанчике, как и договаривались вчера. Ни один из них не пытался заговорить о том, на какой грустной ноте, они разошлись вечером. Речь сейчас шла только о предстоящей встрече с очаровательной девушкой, которая спасла Юрки.
- Так как её зовут? – Спросил Юсси.
- Имя красивое… - Начал было Линнанкиви, но улыбнулся и кивнул в сторону входа. – А вот и она.
Юсси повернулся, следя за взглядом друга. Рыжеволосая, изящная, девушка шла к их столику, её локоны слегка покачивались, нежная улыбка украшала милое лицо. С каждым шагом, приближающим девушку к ним, глаза Юсси, расширялись от удивления. Она же беззаботно подошла, и, обратив внимание на соседа своего нового знакомого, впала в состояние шока.
Девушка судорожно оглядывала парня, как будто пытаясь понять, реален он, или нет. Юрки, не замечая этого, открыл рот, что бы представить ребят друг другу, но не успел ничего сказать.
- Ирене? – Медленно проговорил Юсси, обращаясь к девушке. – Неужели, это - ты?
- Юсси… - Прошептала она. – Боже, это невероятно!
- Вы знакомы? – Спросил Юрки, он не ожидал такого поворота событий.
- Сколько лет прошло? Ты, присаживайся. – Предложил Юсси.
- Много. Четыре года. – Задумчиво ответила она, усаживаясь за столик.
- Мне кто-нибудь, что-нибудь объяснит? – Поинтересовался Линнанкиви.
- Да, конечно. – Успокоил его любопытство Юсси. – Я и Ирене дружили с детства. Жили по соседству, ходили в одну школу, а потом, Ирене, поступила в университет в Берлине и уехала. Потом я узнал, что она не вернётся. Что её родители переезжают туда же, И самой последней новостью о подруге было то, что Ирене получила престижную работу в модельном бизнесе.
- Да, это действительно так. Я получила приглашение на кастинг на съёмки в рекламе. Тогда, я нуждалась в деньгах. У меня не было надежды на победу… и каково же было моё удивление, когда меня взяли!
А потом, солидное модельное агентство, пригласило меня к сотрудничеству. Работая моделью, я продолжала учёбу, и закончила с отличием.
- Я очень рад тебя видеть. А как ты оказалась здесь?
- Финская кинокомпания предложила мне роль в фильме, съёмки скоро начнутся.
- Надо же, ты теперь звезда! – Воскликнул Юсси.
- Да ни такая уж и звезда, так, малоизвестная звездулька.
- Брось, ты всегда скромничала, и, вижу, не изменилась.
- Знаю. – Покраснела Ирене, и затихла, вливая в беседу несколько мгновений неловкого молчания. – Лучше скажи, как твоя жизнь сложилась?
- Ну, теперь я играю в группе, вместе с Юрки, он тебе, наверное, рассказывал?
- Да, он говорил про группу, про тебя. Но, я и подумать не могла, что, тот Юсси, это – ты.
- Я не могу поверить своим глазам. – Юсси улыбаясь, смотрел на Ирене, и на его лице читался ошеломляющий восторг. – Не могу поверить, что вижу тебя. Ты стала ещё прекраснее, чем раньше.
- Юсси, ты меня смущаешь. – Ирене бросила на него взгляд из-под пышных ресниц, её голубые глаза сияли.
- Ирене, я понимаю, что обещал сегодня провести этот день с тобой, но, увы, неважно себя чувствую. – Юрки прервал их милую беседу. – Ребята, вы не расстроитесь, если я вас покину? Я вижу, что вам есть о чём поговорить.
- Что с тобой? Может тебя до дома проводить? – Обеспокоилась Ирене.
- Не волнуйся, всё в порядке. Я просто плохо спал, мне нужно отдохнуть.
- Ничего страшного, иди домой. Не последний день живём, в другой раз увидимся. – Ирене внимательно следила за каждым движением Юрки, всматривалась в его лицо. Она будто чувствовала тяжесть на его душе. – Отдохни, как следует. Ты неважно выглядишь. А за меня не переживай, Юсси составит мне компанию.
- Не сомневаюсь. – Юрки попытался улыбнуться, но вышло, как-то не естественно. – Извините меня, ребята. До встречи, Ирене. А с тобой, - обратился он к Юсси, - не прощаюсь, ещё увидимся сегодня.
Линнанкиви встал, и медленным, размеренным шагом направился к выходу.
Юсси ни на секунду не отводил от него глаз, излучающих тревогу.
Он привстал с места, что-то шепнул Ирене, и, пошёл вслед за Юрки, и, догнав его у выхода, схватил за запястье.
- Юрки, постой. – Парень задыхался от переполнявших его эмоций.
- Что? – Вокалист обернулся, и оказался лицом к лицу с Юсси.
- Я… я вижу, что с тобой что-то не так. Ты в последние дни, сам не свой. Может, расскажешь? – Он нервничал. От такой близости, по телу прошлась лёгкая дрожь.
- Со мной всё отлично, просто, бессонница мучает. Я устал, вот и всё, - отмахнулся Юрки.
- Это - неправда. – Прошептал Юсси, придвинувшись ещё ближе к Юрки. Он всё ещё держал Линнанкиви за руку. Парень сжал его ладонь, водя пальцами по белой коже.
- Юсси, зачем всё это? – Тихо спросил вокалист, вглядываясь в его глаза.
- Я… - Протянул он. Вокруг повисло тяжёлое молчание. Душу Юсси будто рвало на клочки. Парень пытался поймать хоть одно нужное слово, из тех мыслей, которые нервно метались в его разуме. В глазах темнело, ему не хватало воздуха, он хотел признаться Юрки в своих чувствах, но не мог. Страх сковал его целиком. – Я… переживаю за тебя.
- Тогда, ты можешь быть спокоен. Всё хорошо, правда. – Бессовестно соврал Линнанкиви, при этом, мило улыбаясь. Юрки легко обнял друга, и, тут же отпустив, не оборачиваясь, вышел из ресторана. Юсси стоял, опустив глаза, волнение не покинуло его, так же быстро, как это сделал Юрки. Одна мысль безумно мучила его. Простит ли его Юрки, когда узнает о том, как он поступил, или вовсе не догадается, что это дело рук Юсси?