Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:36 

Его РОКовая любовь. Заключительная часть.

Глава пятая. Часть первая.

Наступило немного пасмурное утро. Изредка, серые тучи расступались, открывая взгляду нежно-голубые просветы, сквозь которые осторожно пробивались золотистые солнечные лучи. Но парня, сидящего сейчас на диване, и задумчиво потягивающего светлое пиво, совершенно не волновало то, что солнце заглядывало в окошко, и весело освещало комнату, будто говоря ему - «не грусти».
- Вилле! – Громко прикрикнул Линде, да так, что бедный парень подпрыгнул от неожиданности, мгновенно покинув свои размышления. – Ты меня вообще слушаешь?
- Я? – Протянул Вало, всё ещё пытаясь прийти в себя. – А… да, конечно слушаю
- Кому ты по ушам ездишь, Вилле? – Возмущённо проговорил Линде, и, резким движением головы, откинул белокурые волосы за спину. – Ты, уже который день, ходишь как в воду опущенный, постоянно погружаешься в себя, молчишь почти всё время. Что у тебя стряслось?
- Ничего.
- Вилле… - Парень строго протянул его имя, интонацией показывая, что требует ответа.
- Я же сказал – ничего. – Гневно выпалил он. – Просто, на меня напала депрессия, вот и всё. Так что, отвянь, и не раздражай тупыми вопросами.
- Ну, как знаешь. – Ответил блондин, поняв, что если продолжит донимать друга вопросами, то единственное, что он получит, это увесистую оплеуху.
- Вот и славно. – Пробубнил Вало.
- Знаю! Это очередная депрессия, перед отъездом в тур, у тебя всегда так! – Вдруг нашёлся Линде.
- Мы, кажется, закрыли тему? – Стал возмущаться Вилле. – Погоди… тур. Я совсем про него забыл…
- Как забыл? – Глаза парня расширились от удивления.
- Просто не вспоминал, вот он и вылетел из головы.
- Ну, ты даёшь!.. – Блондин был шокирован, но, быстро успокоившись, продолжил:
- После весеннего фестиваля, поедем в турне, будет здорово, а то я уже совсем от безделья зачах.
- Ещё и этот дурацкий фестиваль… - Уныло проговорил Вилле.
- Только, умоляю, не говори, что и он у тебя из головы вылетел.
- Нет, не вылетел.
- Врёшь?
- Да. Не хочу никакого фестиваля, и в турне не хочу. – Раздражёно выпалил Вало. - Задолбало всё, хочу сидеть вот так, на месте, и ничего не делать.
- Как это не хочешь? – Линде снова впал в шок. – Ты? Не хочешь в турне? Ладно фестиваль, но турне! Ты что, головой ударился?
- Что в этом такого? – Вилле вопросительно посмотрел на друга.
- Ведь ты, всегда, больше всех остальных, рвался на выступления и турне, никогда не хотел сидеть на месте, и в депрессию впадал только потому, что не мог дождаться начала тура.
- И то верно, возможно, я уеду в тур, и, наконец, избавлюсь от надоевших мыслей, - начал задумчиво произносить химовец, - расслаблюсь, забудусь, а когда приеду, вся эта фигня останется в прошлом.
- Какая ещё «фигня»? – С любопытством спросил блондин.
- Это я про своих тараканов в голове, не обращай внимания. – Отмахнулся Вало.
Линде хотел возразить, сказав, что Вилле имел в виду вовсе не «тараканов», но стук в дверь сбил его с мысли.
- Ты кого-то ждёшь? – Поинтересовался химовец. – В такую рань?
- Ну, ты же пришёл, разбудил, почему бы ещё кому-нибудь не припереться? – С издёвкой ответил блондин, выходя из комнаты, и, оказавшись у двери, повернул ключ, открывая её.
- Всё-таки решил заглянуть? – Спросил он у гостя, стоящего на пороге. – Я так и не понял, чего ты хочешь от него?
- Он тут? – Задал парень вопрос, заходя в дом.
- Да, но зачем он тебе? – Снова спросил Линде.
- Узнаешь. - Ответил тот, проскальзывая в комнату, и, оказавшись там, сражу же, бросил взгляд на Вилле.
- А ты тут как оказался? – На лице химовца повисло недоумение, теперь настала его очередь впадать в шок. – Чего тебе надо?
- Поговорить. – Решительно произнёс он, садясь в кресло, стоящее по соседству с диваном на котором сидел Вало.
- Юсси, мне плевать, абсолютно на всё, что ты будешь пытаться мне сказать, так что, не трать своё, и моё время, и иди отсюда куда подальше.
Линде, услышав слова Вилле, поспешил войти в комнату, что бы посмотреть, что же будет происходить. Блондин опёрся на стену, и с любопытством уставился на Юсси, при этом, продолжая спокойно попивать пиво, которое держал в руках.
- А мне не жалко времени, - спокойным тоном проговорил Юсси, - мне жалко Юрки, которого я вчера подставил, выставив перед тобой последней скотиной, хотя он вовсе не такой. Да, у нас с ним был секс. Но! Юрки сразу дал мне понять, что больше у нас ничего не будет, и, что бы я ни на что не рассчитывал. К тому же, это было ещё до того, как у него с тобой что-то началось. К тебе он относится серьёзно, ты для него много значишь. Вчера, после того, как ты ушёл, он сказал, что любит тебя, и я решил отступить. Я пообещал, что оставлю его в покое, раз и навсегда. Все ваши размолвки были из-за меня, я пытался отбить у тебя Юрки, но вот о его чувствах, я не подумал. Я не осознавал, сколько ты для него значишь. Вы не должны расстаться на пустом месте, ведь Юрки ни в чём перед тобой не виноват. Я хочу, что бы он был счастлив, пусть и не со мной. – Юсси закончил монолог, и стал вглядываться в химовца, ожидая ответа.
Слушая всё это, у Вилле и Линде, постепенно расширялись глаза. Каждое предложение, сказанное Юсси, удивляло парней, всё больше.
- Ты думаешь, что я хочу слушать всю эту чушь? – Наконец проговорил Вало. – Подумай дважды. Если я, считаю твои слова - враньём, тогда, с чего, я должен им доверять, тем более, гореть желанием их слушать? Ты, явно, псих! Это Юрки тебя надоумил встретиться со мной, и втирать мне эту фигню?
- С какой стати, я бы сначала пытался отбить его у тебя, а потом, ни с того, ни с сего, прийти и добровольно отдать? Зачем мне это надо? Только потому, что я больной? Нет, Вилле, это всё потому, что я знаю, что с тобой он будет счастлив. Я хочу исправить свою ошибку, и объяснить тебе всё, для того, что бы вы снова сошлись. А Юрки, даже не в курсе, что я здесь, и лучше ему не знать этого.
- Так, всё! Я устал от всей этой херни! И ты, и Юрки, меня уже задолбали. Надоело слушать твои бредни, я не совсем идиот, что бы снова связываться с ним, после того, что происходило. И ещё кое-что, мы небыли вместе. У меня с ним ничего не было, нет, и не будет. Я не собираюсь записываться в ряды голубых, да ещё и с кем! С Юрки? Никогда, слышишь? Отвалите от меня оба, раз и навсегда! – Химовец соскочил с дивана и посмотрел на блондина, стоящего у стены, с расширенными от удивления глазами. - Я пошёл домой, пока, Линде.
Сказав это, Вилле вышел на улицу, и, нервно вытянув из пачки сигарету, прикурил, а потом, направился прочь, оглядывая весенние, спокойные улочки печальным взглядом. Парень, даже не заметил, как добрался до дома. Оказавшись в своей спальне, он присел на кровать, и опустил голову, отдаваясь своим размышлениям. Он больше не хотел верить Юрки, а Юсси и подавно. Его совсем не забавляла такая ситуация, и он не собирался даже думать об отношениях с Линнанкиви. Но, его безумно тянуло к этому парню, сердце рвалось, а Вилле, только и делал, что пытался угомонить его. Сейчас, всё внутри ныло так, что хотелось выть, и, Вало не выдержал. Из его изумрудных глаз покатились горячие слёзы, и теперь, он плакал, не в силах остановиться.
- Я уеду, уеду… уеду в турне, и всё забуду. Забуду его, навсегда… навсегда. – Горько нашёптывал он, роняя крупные слезинки.

Когда Вилле, покинул дом Линде, оставив друга недоумевать от услышанного разговора, то блондину ничего не оставалось, кроме как задать глупый вопрос, всё ещё сидящему в кресле Юсси.
- А что это сейчас было? – Одними губами, тихо проговорил Линде.
Но, Юсси, будто не слышал его, он, обхватив голову руками, смотрел в пол сквозь черные пряди волос, опустившиеся на лицо.
- Боже! – Не громко воскликнул он. – И что же теперь делать? Как всё исправить? Неужели… неужели это безнадёжно? Какой же я идиот!
- Юсси. – Снова обратился к нему Линде, опускаясь на то самое место, где только что сидел Вилле. – Ты меня слышишь? Объясни, пожалуйста, что случилось? Юрки, ты, Вилле… что между вами произошло?
- А смысл? Ничего уже не изменится. – Ответил парень, сдавленным от боли голосом.
- Ты, сначала, расскажи, а потом, вместе подумаем, что можно сделать. Не надо раньше времени отчаиваться.
- Думаешь, что есть надежда на то, что Вилле передумает? – Спросил Юсси, поднимая взгляд на блондина.
- Надежда всегда есть. – С уверенностью произнёс Линде, и стал внимательно слушать всё, что ему рассказывает Юсси.

Часть вторая.

Вилле стоял у металлического ограждения и медленно курил, вслушиваясь в звуки доносящихся со сцены, тяжёлых риффов. Наконец, пришёл этот день, день весеннего фестиваля. «Spring Finish Rock Fest» - так называлось это грандиозное событие, в Финляндию съехались люди из разных стран, что бы побывать на нём. Звучащая сейчас песня, доносилась до ушей Вилле, она была очень хороша, но ему было всё равно. Музыка закончилась, и раздались восторженные аплодисменты и возгласы многотысячной толпы. Химовца всегда подбадривало это, заряжало энергией, но сегодняшний день, был исключением.
«69 eyes» выступают сразу после нас, - подумал Вилле, - шансы не столкнуться с Юрки за кулисами, равны нулю. Нет, это просто невыносимо. – Парень снова начал паниковать. - Я просто пройду мимо, сделаю вид, что не замечаю его. А потом, уйду, сразу же. Приеду домой и буду готовиться к туру, ведь мы уезжаем, завтра, рано утром, а я ещё вещи не собрал».
Голос вокалиста, доносящегося со сцены, сообщил публике, что сейчас прозвучит их последняя песня.
- Вилле, - прокричал Мидж, подбежав к другу, - ты чего тут стоишь? Сейчас наш выход, быстро за кулисы.
- Я знаю. Сейчас подойду. – С полным безразличием пробормотал химовец.
- Сейчас подойдёшь? – Возмутился басист, сверля Вилле взглядом. – Немедленно поднимайся за кулисы! - Он начал подталкивать своего фронтмена в нужную сторону. - Давай, давай!
- Ну, ты чего, совсем уже? – Только и выпалил Вало, шагая по ступенькам наверх. – Думаешь, я не способен сам, вовремя, дойти до сцены?
- Ничего и знать не хочу, ты сам не свой. Лучше проследить за тобой, мало ли что. – Ответил Мидж, беря в руки свою бас гитару.
- Зашибись. – Прорычал Вилле, покосившись на своего басиста, и сразу же закурил новую сигарету.
- Кончай так много курить. – Проговорил Линде, появившийся из-за двери. Блондин повесил гитару себе на плечо, поправил ремень, и стал проверять её строй, подкручивая колки.
- Вы что, сговорились меня поучать? – Нервно огрызнулся Вилле, пульс у него зашкаливал, а мозг закипал от возмущения. Ему и так было не сладко, так ещё и цепляются все, кому не лень.
- Так, Вилле, сохраняй спокойствие. Нам, вообще-то, ещё выступать, а ты весь на нервах. – Спокойным тоном пояснил Мидж.
- Отвалите, без вас знаю. – Снова выпалил Вало, и прошёл поближе к сцене.
Теперь он, молча, оглядывал огромное количество людей, наслаждающихся музыкой. Наконец, играющая группа, закончила последний такт песни.
- Спасибо, мы любим вас! А сейчас, встречайте, группу HIM! – Прокричал их вокалист в микрофон и парни, тут же покинули сцену. Проходя мимо, они поздоровались c химовцами, а потом, мгновенно скрылись за дверью служебного входа.
- Вперёд! – Вскрикнул Мидж, подтолкнув Вилле.
«Опять он меня толкает! Убью!» – Подумал вокалист, направляясь к микрофонной стойке. Поприветствовав шумящую толпу, Вилле сообщил, что сегодня они начнут с песни «Our Diabolikal Rapture», и с гитары Линде, сразу же слетели вступительные риффы. Прозвучало четыре такта, и заиграли остальные инструменты, ещё восемь, и Вилле запел. Он снова зачаровывал публику своим голосом, толпа подпевала, пританцовывала, поднимала руки вверх, покачивая в ритм музыке. Песня за песней, группа получала благодарные вскрикивания, аплодисменты, и одобрительные свисты.
Вало настолько увлёкся, что и думать забыл о том, что его ждёт неприятная встреча с Юрки. Но, всему есть предел, и сейчас, допев последнюю композицию «Join Me In Death», Вилле бросил взгляд за кулисы, и увидел наблюдающего за ним Линнанкиви.
Опять, то безумное чувство, когда земля будто растворяется под твоими ногами, ускользая, оставляя тебя в панике, то ли от того, что перестаёшь чувствовать себя в безопасности, при этом стоя на прочном полу, то ли от того, что не можешь провалиться совсем, исчезнуть, избежав неизбежного. Вилле нужно было сдвинуться с места, и уйти со сцены. Не чувствуя своих ног, парень побрёл в сторону Юрки, опустив взгляд. Он уже практически проплыл мимо, как вдруг, услышал голос, от которого, сердце будто подпрыгнуло, чуть не выскочив из груди.
- Вилле, постой пару минут, я хочу кое-что показать тебе. – Тихо проговорил Юрки, его взгляд был полон тоски, волнения и надежды. Вся сущность химовца, будто чувствовала на себе этот взгляд. Вало собрал всю волю в кулак и обернулся.
- Просто, постой здесь несколько минут, большего не прошу. - После этих слов, Линнанкиви, быстрым шагом вышел на сцену, и, так же спешно, за ним проследовали остальные участники группы. Подойдя к микрофонной стойке, Юрки, сразу же заговорил, даже не дав толпе затихнуть, она всё еще радостно приветствовала состав «The 69 eyes».
- Привет всем собравшимся. Сегодня, мы исполним всего одну песню. Новую песню, которая ещё нигде не звучала. Я написал её для самого дорого, любимого человека, который сейчас здесь, и слышит меня. Я посвящаю её тебе, любовь моя, и ею хочу сказать всё, что чувствую. Она называется «Forever More», встречайте.
Публика оправилась от легкого недоумения, и восторженно заликовала. Наконец, заиграли аккомпанирующие клавишные, включенные звукарём. Спустя пару мгновений, вступили ударные и гитары, их звучание было наполнено драйвом, но при этом, от мелодии веяло грустью, на какую только был способен Линнанкиви, когда писал её. Вилле не мог смотреть на это, он развернулся, что бы уйти. Юрки с ужасом наблюдал за этим, но, когда Вало повернулся, перед ним оказалось препятствие. Напротив него стояла девушка, красивая, с переливающимися рыжими волосами. Она смотрела на Вилле сияющими ярко-голубыми глазами.
- Вилле, ты меня не знаешь, и кто я, не имеет значения. Важно одно, если ты уйдёшь, ты можешь лишиться чего-то очень ценного, а остановившись на мгновение, ты ничего не потеряешь. Не упусти этот миг, не беги, оглянись, и прислушаешься к своему сердцу.
В этот момент зазвучал низкий, печальный голос Юрки, и Вилле понимал, что он поет только для него. Слова, срывающиеся с губ Линнанкиви, начали пробиваться в самое сердце химовца, разрывая его, ни капли не жалея, будто пытаясь через него, достучаться до разума. Вилле снова повернулся, смотря на поющего Юрки, глазами, отражающими всё, что клокотало внутри, и вскоре, в них засверкали капельки подступивших слёз. А песня лилась, заставляя всех вокруг чувствовать её печаль, и печаль Юрки, которую он, без остатка, отдавал слушателям. Впервые в жизни, взгляды устремлённые публикой на Линнанкиви, были ему совсем не нужны. Лишь одни глаза сейчас были важны для него, зелёные, любимые глаза. Песня закончилась, и Юрки бросился со сцены, мгновенно оказавшись рядом с Вилле. Он взял его лицо в свои руки и поднял так, что бы можно было поймать его взгляд.
- Я люблю тебя, Вилле. Если тебя не будет в моей жизни, то всё потеряет для меня значение. Просто, будь со мной, и я сделаю для тебя всё, что бы ты был счастлив. – Произнес он сквозь слёзы.
- Не нужно что-то делать, мне достаточно твоей любви, Юрки. – Тихо проговорил Вилле, глядя на него. По щекам парня сбежали слезинки, но сейчас, они были не такими, как обычно. Вилле переполняли эмоций, теперь, он испытывал невероятное счастье.
Вокруг влюблённой пары собрался народ. Ирене, звукари, организаторы фестиваля, рабочие сцены, ребята из «69 eyes» и из HIM, и все смотрели на них. Но, им было плевать на всех, Вилле и Юрки никого не замечали. Линнанкиви с нежностью смотрел на единственно важного для него человека. А потом, обнял, вдыхая аромат его тела. Спустя несколько мгновений, он отпрянул от любимого и снова прильнул, но уже к губам, накрывая их поцелуем. Вилле ответил на приятную ласку, но потом, освободился от объятий, и, взяв Юрки за руку, повёл оттуда прочь. Проходя мимо Ирене, Юрки ненадолго остановился, останавливая и Вилле.
- Спасибо тебе, Ирене, ты спасаешь меня уже во второй раз. – Проговорил Линнанкиви, а потом, обратил внимание на то, что она держится с Юсси за руку.
- Она удивительная девушка. – Вдруг сказал Юсси, и заглянул ей в глаза. – Моя девушка.
Юрки приподнял бровь, глядя на них, а потом, одобрительно улыбнувшись, снова последовал за Вилле. Вскоре, огромный стадион пропал из виду. Пара спокойно шла по алле, пахнущей весенними цветами.
- Юрки, – вдруг проговорил Вилле, прорвав тишину, царившую на улице, – а ведь я уезжаю в тур, завтра.
- Я знаю, милый. – Грустно ответил он, и заглянул любимому в глаза. – Я буду ждать твоего возвращения, это будет для меня настоящим испытанием. Ведь я буду сходить с ума, скучая по тебе.
Дослушав ответ, Вилле обнял Юрки, и впервые, сам поцеловал его. Нежно лаская его губы, прижимаясь телом, впуская пальцы в черные, шелковые волосы. И снова, весь мир поплыл, исчезая, оставляя их таять, в тёплых объятиях друг друга.

Часть третья.

Юрки шагал по зеркально чистому, выложенному плиткой полу. Женский голос, объявляющий посадку на рейсы и завершение регистраций, раздавался у него в ушах. Мимо сновали люди с чемоданами, что-то говорили, суетились. Линнанкиви воспринимал происходящее, словно через пелену, мысли в голове бегали ещё быстрее, чем люди, опаздывающие к концу регистрации. Прошло два долгих, мучительных месяца, и сейчас, Юрки смотрел на экран показывающий прибытие самолётов, он был не в силах больше выносить сводящее с ума ожидание. Рейс Берлин – Хельсинки должен был приземлиться полчаса назад. Юрки считал минуты - ровно двадцать пять с того момента, как объявили о задержке рейса, и теперь, парень не находил себе места. Он ждал так долго, а сейчас, казалось, будто каждая минута тянулась дольше всех этих двух месяцев. Юрки решил, что пора сделать перекур и вышел на улицу, он поднял взгляд, рассматривая безупречно голубое небо, и медленно затягиваясь сигаретой. В таком нервном ожидании, прошёл ещё час, как вдруг, мысли парня прервал визг мобильника. Телефон начал разрываться, громко оповещая хозяина о том, что кто-то хочет с ним поговорить.
- Ало. – Проговорил Юрки, поднеся сотовый к уху.
- Ну и где вы? Уже скоро всё начнётся.
- Рейс задержали, он ещё не прилетел.
- Значит так, ты езжай, а Вилле, когда прилетит, позвонит, и сам приедет. Тут и увидитесь. Сам знаешь, без тебя никак. Надеюсь, что хотя бы к началу банкета он подоспеет.
- Хорошо, я выезжаю. – Грустно ответил Линнанкиви, и, отсоединившись, сунул мобильник в карман.
Спустя пару минут, Юрки плюхнулся на переднее сидение такси, и, продиктовав водителю адрес, резко захлопнул дверцу. Таксист что-то пробурчал, по поводу сильного хлопка, а потом, пробубнил себе под нос, что в собственной тачке, никто бы не закрывал дверь с таким размахом.
Машина плавно тронулась с места, отъезжая от аэропорта. Юрки провожал взглядом взлётно-посадочную полосу, с которой только что взмыл вверх огромный самолёт, издавая оглушающий свист. Всю дорогу, Юрки думал о том, почему никто не сообщил причину столь длительной задержки рейса. Он безумно хотел, наконец, увидеть Вилле, заглянуть в любимые, зелёные глаза, обнять его и больше никуда не отпускать. Он мечтал о том, как будет гулять с ним по той улице, на которой Вилле в первый раз, сам поцеловал его, а потом, они приедут домой, и Юрки покажет всю страсть, на какую способен. Представлял, как после этого, они будут лежать в кровати, обнимая друг друга, и он, будет наслаждаться ароматом тела своего возлюбленного, благодаря жизнь за то, что они вместе.
Такси подъехало к дому Юрки, и он тут же покинул машину, попросив водителя подождать. Тот лишь ухмыльнулся в след удаляющемуся парню, а потом, спокойно закурил. Мужчина сменил радиоволну, прибавил громкость и стал ждать. Спустя пятнадцать минут, Линнанкиви вышел из дома и направился к такси. Но теперь, он выглядел совсем по-другому, и узнать его можно было с трудом. На Юрки красовался чёрный деловой костюм, с кипельно белой рубашкой под ним. Так же, наряд дополнял галстук аспидного цвета. Волосы были аккуратно зачёсаны назад, а на ногах поблёскивали лакированные туфли. Когда Линнанкиви снова присел на переднее сидение, водитель с нескрываемым интересом стал разглядывать пассажира, и даже не заметил, что он снова хлопнул дверью.
- Куда теперь? – Опомнившись, спросил таксист. Получив ответ и указание ехать как можно быстрее, он тут же повернул ключ, и его рука ласково перевела рычаг коробки передач в нужное положение. Затем, он плавно отпустил сцепление и, довольно резко надавил на педаль газа. Автомобиль мгновенно сорвался с места, издав на повороте идеально-гоночный визг, исходящий из-под стирающихся об асфальт, фирменных немецких шин.
Остановившись у огромной, поражающей своей красотой церкви, водитель заглушил двигатель. Юрки спешно расплатился, покинул салон, и, видимо напоследок, с размахом захлопнул дверцу. Услышав непристойную брань, доносящуюся из машины, Линнанкиви довольно улыбнулся, но потом, его лицо, вновь стало серьёзным.
- Юрки! – Радостно вскрикнул Юсси, подбегая к другу. – Наконец-то ты приехал, я думал, с ума сойду! Через десять минут начало.
- Не нервничай, всё будет на высшем уровне. – Ответил Линнанкиви, оглядывая стоящего перед ним парня. - Шикарно выглядишь.
- Тебе потрясающе идёт этот костюм. – Улыбаясь, прощебетал Юсси. – Смотришься так, будто ты не шафер, а сам жених, собственной персоной!
- Ну, хватит любезничать, пойдём в зал!
После этих слов, парни двинулись к входу. Через несколько мгновений, они уже стояли у алтаря, оглядывая огромное помещение и гостей в роскошных костюмах, усаживающихся на свои места.
- Я, правда, нормально выгляжу? – Обеспокоенно проговорил Юсси, обернувшись к стоящему позади него Юрки.
Линнанкиви посмотрел в голубые, нервно оглядывающие всё вокруг глаза. Этот, всегда неопрятный внешне парень со странной причёской, сегодня был похож на голливудского актёра в смокинге, который только что вышел из своего белоснежного лимузина.
- Великолепно, Юсси, успокойся. Я понимаю твоё волнение, но постарайся взять себя в руки. – Мягко произнес он в ответ.
Весьма молодой священник, подошёл к алтарю, и, открыв библию, устремил взгляд в зал, спокойно ожидая начала церемонии. Вскоре, гости расселись по местам, и в зале воцарилась тишина. Заиграла торжественная музыка, распахнулись огромные резные двери с витражными стёклами, и на ковровой дорожке показалась прекрасная девушка в пышном белом платье. Она осторожно сделала шаг, начиная плавно идти вперёд. Ирене была великолепна, её небесно-голубые глаза светились счастьем. Роскошное платье сидело на девушке идеально, корсет обтягивал узкую талию, пышный подол легонько покачивался от каждого шага. Она гордо шла, приближаясь к своему жениху, и казалось, будто она вольный лебедь, плывущий по чистой водной глади.
Солнечный свет весело играл на цветных окнах католической церкви. Безупречно зелёная лужайка и большие ветвистые деревья, окружающие величественное строение, слегка шумели на ветру. Изящные звуки природы прервал звон медных колоколов, церковные двери открылись, и на улицу резво выбежала безумно влюблённая пара. Следом за ними спешно шагали гости, разбрасывающие конфетти, и без умолку обсуждающие грандиозное событие.
- Теперь ты мой муж – Ласково проговорила Ирене, не сводя с Юсси счастливых глаз.
- А ты – моя жена, и от этой мысли я на седьмом небе! Как же я тебя люблю. – Прошептал он, нежно прижимая супругу к себе.
Вскоре, молодожёны и гости расселись по машинам и огромный свадебный кортеж тронулся с места, отправляясь на банкет.

Часть четвёртая

В ресторане звучала негромкая музыка. Гости сновали от банкетного стола к танцполу и обратно, держа в руках бокалы со спиртным. Ирене и Юсси стояли в сторонке, разговаривая меж собой и без устали принимали поздравления. Юрки всё это время крутился рядом с молодожёнами. Ему было совсем не весело, мысли занимал только Вилле, состояние Линнанкиви постепенно перерастало из обычного беспокойства в панику. Вся эта толпа незнакомых ему людей начала раздражать Юрки, а от надоевшей музыки, в голове гудело. Линнанкиви оторвался от мыслей, ему показалось, что кто-то сзади позвал его и он тут же обернулся.
- Юрки, что с тобой? – Обеспокоенно спросил Юсси. – Я тебя несколько раз окликнул.
- Вилле до сих пор нет, мобильный недоступен, я уже с ума сходить начал. – Устало проговорил парень, плавно потирая висок указательным пальцем.
- Я даже не знаю что сказать. Когда ты последний раз его набирал?
- Час назад.
- Может позвонить в аэропорт, узнать прилетел самолёт или нет? – Ответил Юсси, теперь и его глаза наполнились страхом.
- Хорошая мысль, я бы сам ни за что не догадался. – Пробормотал Юрки с сарказмом в голосе. – Я хотел позвонить, но мой мобильник сел, час назад.
- Возьми мой. – Ловко выудив телефон из кармана, он протянул его другу. – Звони, сколько хочешь, батарейки на долго хватит.
- Спасибо.
- Юсси, Юсси, иди сюда. – Послышался голос Ирене.
- Иду, - прокричал он в ответ, и снова обратился к Юрки, - как узнаешь что-нибудь, сразу мне сообщи.
- Окей.
Посмотрев в след удаляющемуся парню, Линнанкиви развернулся и побрёл сквозь толпу гостей, расталкивая их в разные стороны. В поисках места по спокойнее, он подошёл к двери, ведущей на улицу. Слегка толкнув деревянную преграду, парень вышел из ресторана и из его груди моментально вырвался грустный вздох.
«Чёртов дождь! – Пролетело у него в голове. – И в туалете, наверняка, куча народу».
Юрки, прошагал обратно и оглядел зал ещё раз, его взор медленно остановился на двери, которую он раньше не замечал. Оказалось, что за ней располагалась небольшая комната с тумбой, диванчиком и огромным зеркалом.
«Наверное, это импровизированная гримёрка для играющих здесь музыкантов. Надеюсь, никто не будет против, если я тут посижу». – Подумал Юрки, присаживаясь на диван. Расположившись, он достал из кармана мобильный Юсси, решительно настроился набрать номер аэропорта, который уже успел выучить наизусть. Его решимость исчезла, когда дверь открылась, и на пороге появился паренёк.
- Ой, простите, я думал, что это туалет. – Пробормотал он, и тут же юркнул обратно.
Линнанкиви раздраженно поднялся с места и, подойдя к двери, задвинул щеколду. Дверь плотно прижалась, приглушив музыку, доносящуюся из зала. Только сейчас, Юрки обратил внимание на маленький радиоприёмник, стоящий на тумбочке. Тихая мелодия, играющая в нём, закончилась, и бодрый женский голос начал что-то вещать. Парень хотел было выключить радио, рука почти коснулась кнопки, но слова девушки-ди-джея его остановили.
- Мы прерываем программу для срочных новостей. – Раздалось из радиоприёмника. - Как только что сообщили, самолёт рейса Берлин-Хельсинки, разбился при посадке. По предварительным данным, рейс задержали на два часа, для устранения неполадок с шасси. И халатность, допущенная во время срочных ремонтных работ, привела к роковым последствиям. При совершении посадки в аэропорте «Vantaa», шасси не раскрылось. Все 326 человек, находящиеся в самолёте погибли. Среди персонала аэропорта пострадавших нет. В данный момент, на месте крушения работает бригада пожарных и спасателей…
Дальше Юрки уже не слушал, от этого сообщения по радио, сердце у него будто упало, и раскололось на миллионы маленьких осколков. Его сковал жуткий страх, боль резко охватила всё тело. Вокруг потемнело, и Юрки расширил глаза, сейчас он ясно ощутил то, что после каждого вдоха, ему всё сложнее выдохнуть. Он на протяжении нескольких часов чувствовал, что дышать тяжеловато, но не предавал этому значения. Астма. Линнанкиви страдает этой болезнью с детства, а шок, который он сейчас испытал, спровоцировал приступ. Рука Юрки, судорожно подрагивая, стала шарить по всем карманам, в то время как другая, прочно вцепилась в тумбу. Сил оставалось всё меньше, но парень, отчаянно искал свой баллончик с лекарством. Наконец, он нащупал его. Медленно опустившись на пол, Линнанкиви поднёс ко рту ингалятор. Нажав на него, Юрки как-то саркастически приподнял уголки губ, и на его лице мгновенно появилась печальная усмешка. Ещё пару раз он попытался привести баллончик в действие, но тот не сжалился над задыхающимся парнем, лекарство кончилось. Хрипов и свистов, обычно сопровождающих выдох, у него не было, а это означало одно – приступ был крайне тяжёлый. Рука Юрки обессилено опустилась, ингалятор со звоном выпал из неё. Он прокатился по полу и, звякнув несколько раз, отскочил к запертой двери. Сейчас парень вспоминал то странное слово, сказанное когда-то врачом. «Апноэ»* - медицинский термин, расшифровка которого ужасает. Линнанкиви никогда не думал, что такое может с ним произойти. Только не с ним, он был уверен в этом. Дыхание практически отсутствовало, глаза медленно закрылись, сознание спутывалось и всё вокруг будто переставало существовать.

***

Вилле с ребятами ехал в машине, нервно крутя в руках приглашение на свадьбу. Он мысленно ругал себя за растерянность. Он забыл мобильный в отеле Берлина, а в нем был номер телефона Юрки и остальных ребят.
«Ну почему никто из группы больше не записал номер Юрки? - думал он. – Почему я такой бестолковый?»
- Мы прерываем программу для срочных новостей. – Сообщил женский по радио женский голос. Это был то самое сообщение, что слышал Юрки. Вилле сначала не предал этому никакого значения, мало ли срочного в эфире сообщают. Но потом, глаза парня расширились, он оглядел остальных ребят, которые были в таком же, немом шоке. Сердце бешено заколотилось, они могли погибнуть, если бы летели на том самолёте.
Выбежав из салона автомобиля, Вилле ринулся в ресторан, остальные неслись вслед за ним. Влетев в помещение, парень начал расталкивать людей, пробираясь к центру, и ища глазами Юрки. Гости сновали повсюду, наталкиваясь на чуть ли не бегущего Вало. В один момент с Вилле столкнулся Бейзи, и, не узнав его, отодвинул в сторону, как и остальных.
- Вилле! – Крикнул тот. – Вилле, ты куда так несёшься?! – С этими словами, Бейзи остановил парня за рукав пиджака.
- Ты не знаешь где Юрки? – Обернувшись, ответил он вопросом на вопрос.
- Знаю. Там же где и Юсси с Ирене, по крайней мере, был там.
- А они где? – Раздражённо спросил Вилле, всем видом показывая, что ему нужен четкий и быстрый ответ, а не дурацкий диалог.
- Там стоят. – Произнёс парень и указал в нужную сторону.
Ни сказав более, ни слова, Вало тут же исчез в толпе. Он нервно вглядывался в людей, а в глазах его читалось безумие и страх, он чувствовал, что что-то не так. Наконец, облегчение слегка коснулось его сердца.
- Юсси! – Вскрикнул парень, коснувшись его плеча.
Ударник «69 eyes» резко повернулся, сначала на его лице появился легкий испуг, но увидев перед собой Вало, оно мгновенно повеселело.
- Вилле, слава богу, ты пришёл! – Радостно завопил Юсси. – Юрки тут с ума сходил, да и я тоже уже переживать начал! Ты…
- Где Юрки? – Прервал его речь химовец.
- Вот уж не знаю, я дал ему мобильник, что бы он позвонил в аэропорт…
- Так он уже в курсе? – Заорал Вилле с жуткой паникой в голосе, на что стоящие рядом люди тут же обратили внимание, уставившись на него косыми взглядами.
- В курсе чего? – Не понял парень.
- Самолёт, в котором мы должны были лететь, разбился! – Не менее громко проорал Вало.
- Что? – Лицо Юсси перекосилось так, что все эмоции, выраженные на нём, не возможно было описать. Парень побледнел и слегка покачнулся, Вилле придержал его за плечо.
- Надо найти Юрки, срочно! – Продолжил кричать химовец. – Где он может быть?
- В туалете. – Дрожащим голосом ответил Юсси. – Не кричи, надо успокоиться и поискать.
- Не кричи? На тебе самом-то лица нет! – Рявкнул Вало и схватил ударника «69 eyes» за руку. – Пошли уже! Где этот вонючий сортир?
Парни зашли в уборную, но, не обнаружив там Линнанкиви, направились обратно, по пути, Вилле дёрнул ручку двери ведущей в «гримёрку». Затем, постучал, но никто не отозвался. Музыканты из HIM во главе с Вало и Юсси оббегали весь ресторан вдоль и поперёк, а потом, снова вернулись к входу в туалет. Дверь, за которой находился Юрки, была всего двух метрах от них. Ребята собрались в кучку, думая, что делать дальше.
- Ты, вроде, сказал, что у него твой мобильник? – Обратился Вилле к Юсси.
- Точно! – Вскрикнул ударник. – Кто-нибудь, наберите меня.
Парни переглянулись, ни у кого из них не было номера телефона Юсси.
- По-моему, никто не знает твой номер. – Пробормотал Линде.
- У меня есть! – Громко сообщил появившийся за спинами парней, Арчи. – А что происходит то?
- Сейчас не время для расспросов! Давай, набирай! – Быстро отчеканил Вало.
- Хорошо. – Ответил Арчи, доставая мобильный из кармана. Он долго копошился, а потом, достав, начал жать на кнопки. Басист поднёс телефон к уху, но Вилле вырвал сотовый у него из рук.
- Дай уже сюда! Что ты копаешься?! – Выпалил он.
Из «гримёрки» стал доноситься рингтон и ребята обратили взгляды в сторону двери. В мгновение ока, они оказались у запертой «преграды».
- Юрки, ты там?! – Закричал Вилле, громко стуча по деревянной поверхности. – Юрки, ответь!
Но ответом было молчание, а телефон разрывался, и, вибрируя, катался по полу. Недолго думая, Вало с парнями вышибли проклятое препятствие, и Вилле влетел в помещение. Линнанкиви был бледен, губы синеватого оттенка и полу сидячее положение создавали жуткую картину, он казался мёртвым. Под ногами химовца звякнул злосчастный ингалятор, мгновенно поняв, что произошло, Вало опустился на колени рядом с Юрки и прощупал пульс, затем, достал из кармана свой баллончик с лекарством. Дальше, всё происходящее, было сравнимо только с кошмарным сном. Кто-то из ребят судорожно набирал «911». Вилле пытался откачать Юрки, и когда тот снова подал признаки жизни, Вало приподнял его и впрыснул в рот лекарство.

***

Больница. Закончилась ужасная ночь. По крайней мере, для Вилле Вало, она была таковой. Город мирно охватило солнечное, летнее утро. И сейчас, в сердце парня, теплилось облегчение. С Юрки всё в порядке, и его выпишут, через каких-то полчаса.
Химовец тихо вошел в палату, где бодрый Линнанкиви, стоял у зеркала, пытаясь пригладить «бардак» на голове.
- Родной мой! – Вскрикнул Юрки, и тут же подлетел к парню, обняв его.
- Ты какого чёрта бегаешь по палате, тебя ещё даже не выписали?! – С фальшивой строгостью, пробурчал Вало.
- Ну и подумаешь, мне безумно хорошо! Я счастлив, что ты жив и здоров!
- Ну… Насчёт здоров – не знаю, экспертиза покажет! – Ухмыльнулся Вилле. – Но вот то, что я жив, это - несомненно! А если честно, то я тоже безумно счастлив, что ты в порядке. Я жутко перепугался за тебя, любимый.
- Что ты сказал? – Спросил Юрки с улыбкой на лице. Он поднял взгляд на Вилле, его глаза засияли ещё ярче.
- Что я счастлив, что ты в порядке. – Повторил он, глядя на него.
- Нет. Как ты назвал меня? – Не унимался Линнанкиви.
- Любимый. – С нежностью произнёс он. – Я люблю тебя, дорогой.
Юрки легонько провел по щеке Вилле пальцами, на него нахлынули такие эмоции, что он просто не смог найти слов. Линнанкиви предпочёл ответить поцелуем. Он прижал к себе любимого, мягко касаясь его губ. Впервые, он услышал от Вилле эти слова, и они вознесли его на седьмое небо, нежно лелея сердце.

Конец.

*Апно́э (древнегреческого ἄπνοια, букв. «безветрие»; отсутствие дыхания) — остановка дыхательных движений.

Комментарии
2011-07-26 в 05:06 

Ни одного коммента... :depress2: где народ? :hang: хоть вешайся...

2011-09-24 в 23:51 

супер!!!ты молодей!!!ничего лучшего в жизни не читала!!!браво!!
если еще что то пишешь скинь ссылочку, буду очень благодарна;)):attr:

URL
   

Ударим СЛЭШЕМ по ФИНСКОМУ бездорожью!

главная