Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:32 

Sorrow and Pain

Dal giorno che sei nata tu rovini la mia vita... (c)
НАЗВАНИЕ: Sorrow and Pain (Раскаяние и боль)
АВТОР: Dani69 (aka Dani_Mikkonen)
ФАНДОМ: Negative, Matthau Mikojan, Flinch
ПЕЙРИНГ: Крис/Йонне, намёки на Йонне/Гэри
РЕЙТИНГ: R
ЖАНР: angst, romance, сиквелл к «An Ornament», POV-Крис, POV-Йонне
САММАРИ: бедный, бедный Гэри:(
ВОРНИНГ: описание сексуальных отношений
ОТ АВТОРА: не думаю, что нормальные мужчины думают и ведут себя ТАК

Йонне, Йонне, Йонне… Повторяю твоё имя, когда не могу уснуть. Но от этого сон только ещё быстрее улетучивается. Тем не менее, продолжаю повторять как молитву: Йонне, Йонне, Йонне…
Зачем я тогда ушёл? Надо было остаться, быть с тобой рядом, видеть тебя каждый день. Ведь мне только это нужно. Или надо было ползать на коленях, умоляя тебя простить меня и разрешить вернуться. Лишь бы быть рядом. Лишь бы знать, что увижу тебя.
Я хотел любви. Хотел, чтобы ты это почувствовал ко мне. Хотел, чтобы ты пожалел, чтобы просил не уходить. Что мне стоило довольствоваться тем, что у меня было?! Ведь у меня был ты, а значит, был весь мир! Надо было быть для тебя тем, кем ты захочешь, чтобы я был. Надо было быть твоей подстилкой, мебелью в твоём доме, вещью, которую можно взять с полки, а потом забросить в ящик к остальному хламу. Это всё лучше, чем так, как сейчас.
А теперь кто я? Без тебя – ноль! Просто гитарист-неудачник, которого подобрал с улицы младший брат. Да, это так выглядело! Да, это так и было! Вся правда обо мне – в том, что мы с тобой могли всё, а теперь я сам не могу ничего. А ты всё такой же, как раньше. Тебе всё равно, с кем проводить время на сцене, а потом в гримёрке. Крис – Гэри, Гэри – Крис… Какая, к чёрту, разница?
А мне осталось только засыпая повторять твоё имя. С каждым ударом сердца: Йонне, Йонне, Йонне…

Как же мне страшно! Правду говорят, что пугает всегда неизвестность. Если бы я знал, что произойдёт сегодня, не было бы этой дрожи. А так я боюсь. Боюсь встретить тебя, посмотреть тебе в глаза. А ещё больше боюсь, что ты посмотришь мне в глаза, и в твоём взгляде я увижу насмешку. Лучше бы вообще тебя не видеть!
Чёртов Матти! Зачем он согласился на этот фестиваль, зная, что там будут “Negative”? Я ведь говорил ему, что не хочу видеть свою бывшую группу. Но нет!..
«- Братишка, ты должен через это пройти! В конце концов, покажи им, что ты и без них чего-то добился, что ты – это не просто часть аппаратуры на их сцене, но ещё и личность, музыкант от Бога!..
- Иди на хер, Матти! И прекрати говорить, как моя мамочка, придурок!»
Так закончился наш с братом разговор, в котором он всё равно, как всегда, без моего участия, решил, что мы всё-таки будем выступать вместе с “Negative” и другими группами в «Тавастии».
И вот сегодня, благодаря моему любимому братцу, я «должен через это пройти». Я должен посмотреть тебе в глаза и увидеть там холод. Знай, Йонне, если сегодня тебе удастся посмеяться надо мной, можешь благодарить за это Матти.
Я закрыл дверь и вышел на улицу. Во дворе стояла машина, на капоте сидел Матти и курил. Увидев меня, он встал и улыбнулся.
- Ну, как дела, ковбой?
В ответ я не раздумывая врезал ему в плечо, но так как он успел отскочить, удар пришёлся вскользь.
- А нервишки-то шалят! – сказал он, обходя машину то ли для того, чтобы сесть за руль, то ли для того, чтобы я не достал. – Я же пошутил! Итак… Ваше место – справа, рядом с водителем. Пожалуйста, сядьте и пристегните ремни.
Ну, блин, повезло мне с братом. Даже если я – само спокойствие, он всё равно сможет довести меня до белого каления. Своими шуточками он кого угодно с ума сведёт, хотя всем нравится. Подчёркиваю: всем, кроме меня. А когда он начинает вести себя, как оба наши родителя вместе, я просто впадаю в бешенство. Хотя, конечно, я его люблю, он мой брат и всё такое. И вообще, надо отдать ему должное: когда у меня плохое настроение, он почему-то всегда рядом и обязательно развеселит.
Но сейчас я был весь на нервах и не в состоянии обращать внимание на всё, что говорил Матти. Я просто сел в машину и пристегнулся. Брат сел рядом.
- Матти…
- Да-да! Я весь внимание!
Чёрт, это не Матти, а псих на позитиве! Когда он в таком настроении, значит, оно уже не испортится до конца дня, и он будет доставать меня до вечера в тщетных попытках развеселить.
- Кто там ещё будет, кроме нас и… этих? – ну вот, я уже не могу произнести название твоей группы. Что дальше? При виде тебя стану падать в обморок?
Видимо, Матти подумал о том же. Он поднял брови и, глядя на меня, покачал головой.
- Ну, кроме нас и ЭТИХ… - он сделал выразительную паузу, - там будет ещё куча народу. Так что не переживай. Вроде “The 69 Eyes” собирались. Юрки, по-видимому, как всегда на мели. Ну так меньше бухать надо! “HIM” сразу отказались. Они по ходу вообще забили на родную Финляндию. У Расмусов тур по Европе. Ну и хорошо! У меня при виде Лаури начинается приступ здорового смеха! – Матти улыбнулся, видимо, представив вокалиста группы “Rasmus”. – Ещё много разных групп. “Entwine”, “To/Die/For”, “Sonata Arctica”… И вообще, я что, весь список должен помнить?!
- Ладно, - сказал я. – Главное – не забухать с Юрки ещё до концерта!
Мы переглянулись и дружно заржали. Всё-таки у нас с братом гораздо больше общего, чем я всем рассказываю.

Когда мы зашли в гримёрку, там уже были Симо и Тээму. Мы поздоровались, я оставил гитару и пошёл на сцену осмотреться. Я уже не помню, когда последний раз здесь играл. Знаю, что в составе “Negative”. Помню, мы с тобой здесь зажгли. Ты лежал на сцене, а я сидел на тебе сверху, изображая половой акт. Парни нас потом ещё месяц задрачивали.
Я улыбнулся своим мыслям. Здорово было бы ещё хоть раз выйти с тобой на одну сцену и сделать что-то вместе. Вытворить что-нибудь такое, о чём ещё долго будут говорить. Такое может быть только с тобой. И уж точно не в “Matthau Mikojan”. Не целоваться же мне с собственным братом!
Я подошёл к сцене. Там уже было довольно много народу, хотя до концерта оставался ещё час. В противоположном углу стояли Снэк, Джей и Антти и что-то оживлённо обсуждали. Антти повернулся и, заметив меня, улыбнулся и помахал рукой. Снэк и Джей последовали его примеру. Я поднял руку в знак приветствия и отвернулся. Кажется, они действительно рады меня видеть. Ну что ж, они ни в чём не виноваты.
Я уже собирался идти обратно в гримёрку, как откуда ни возьмись выбежало белобрысое чудо…
- Кристиан!
… и повисло у меня на шее.
Я думаю, этот радостный возглас слышали даже в соседней Швеции. Я с трудом оправился от шока и отодвинулся от источника звука. Передо мной стояло сияющее радостью существо с длинными белыми волосами и голубыми глазами, наверное, единственное живое существо на этой планете, которое всегда, везде и при любых обстоятельствах было искренне радо меня видеть.
- Привет, малявка! – с улыбкой сказал я и потрепал его по голове, хотя «малявка» был ниже меня от силы сантиметра на три.
- Ну-у-у… Я не малявка! – он сморщил свой прелестный носик, но в следующий миг опять засиял. – Представь, мы тоже здесь выступаем! Первый раз! Ну ты только подумай: я и мой брат! На одном и том же концерте!!!
- Нда-а-а… - протянул я. – Я это очень хорошо себе представляю, Вилле.
- Нет, ну ты только представь! – он аж подпрыгнул от возбуждения. – Это же слава, известность, Кристиан! Ты же понимаешь?!
Я посмотрел в его наивные голубые глаза и покачал головой.
- Нет, Вилле, ты не прав. Известность, слава – это всего лишь верхушка айсберга. А под ней – обманы, предательство, злоба, лицемерие, коварство и… - я посмотрел куда-то вдаль, - …безмерное, сводящее с ума одиночество…
- Но… - Вилле с сомнением посмотрел на меня. – Йонне говорил… когда стоишь на сцене… весь зал тебя любит…
- Я не сомневаюсь, - перебил я его с раздражением, - что для твоего брата всё так и есть! Это так на него похоже – играть чувствами других людей!
- Крис, пожалуйста, - было видно, что наша с тобой вражда не даёт ему покоя. – Йонне не такой уж плохой. Он очень переживал, когда ты ушёл. Бегал туда-сюда, места себе не находил. Поверь мне, я знаю!
Я отвернулся. В груди что-то шевельнулось. Это была надежда на то, что мы ещё будем вместе, надежда, которую надо убить на корню. Зачем твой брат говорит мне о тебе? Неужели он надеется, что я вернусь? Я бы вернулся… Только тебе это не надо…
- Ой, а вот и Йонне! – смущённо прошептал Вилле, как будто это он был виноват в том, что ты направлялся к нам, и быстро затараторил, стараясь успеть, пока ты не подошёл: - Кристиан, ты знаешь, как я к тебе отношусь. Ты для меня как третий брат! Пожалуйста, ради меня, попробуй помириться с Йонне. Я не могу разрываться между вами. Я не знаю, что вы там не поделили, но это того не стоит! Это не стоит многолетней дружбы и вообще… Привет, Йонне! – Вилле улыбнулся тебе, делая вид, что только что тебя заметил. – А мы тут болтаем…
- Привет, - сказал ты, неприязненно посмотрев на меня. – Здравствуй, Крис!
- И тебе того же, - ответил я. Одного взгляда на тебя мне хватило, чтобы потерять самообладание, забыть, как меня зовут, и замереть от дрожи во всём теле, боясь упасть.
- Ой, у меня есть замечательная идея! – воскликнул Вилле как ни в чём не бывало, обняв нас обоих за плечи так, чтобы мы уж точно никуда не смылись. – А что если мы после концерта пойдём куда-нибудь и выпьем пива втроём? А?
Он умоляюще смотрел то на меня, то на тебя. Но ты взглянул на меня и ответил:
- Я не думаю, что это очень хорошая идея!
Моё сердце сбилось с ритма и замерло, и я сморозил первое, что пришло мне в голову:
- Да, я тоже так думаю. Тем более, мне кажется, Йонне после концерта пойдёт пить пиво с Гэри.
Я криво усмехнулся, наблюдая, как твои глаза широко распахиваются от удивления, развернулся и пошёл прочь.

***********************************************************************

Я ездил по гримёрке на стуле с колёсиками. Ларри красился, стараясь подавить улыбку, пока я не въехал в него, и мы вместе не свалились на пол.
- Йонне, блин! – закричал Ларри, отпихивая меня и вставая с пола. – Что ты тут детский сад развёл? У тебя что, в детстве велосипеда не было?!
- Представь себе, не было, - ответил я и засмеялся, глядя на Ларри. Тот посмотрел в зеркало и грязно выругался. На его щеке от глаза до верхней губы красовалась чёрная линия от карандаша. – А вот Вилле купили велосипед. – Продолжал я жаловаться на своё испорченное детство, вставая. – Правда, трёхколёсный, и я в него уже не влазил.
- Тогда всё ясно, - сказал Ларри, вытирая карандаш тоником. – Всё, я ухожу на сцену. Пойду к ребятам. Закончишь тут – подходи.
Он выразительно посмотрел на меня, а потом на стул и вышел.
Я поднял стул, поставил на место, посмотрел в зеркало и отправился следом. На полпути к сцене я понял, что забыл телефон. Но это меня не волновало. Больше меня волновало то, что не было Гэри, хотя осталось меньше часа до концерта. Надо было остаться у него вчера… Может, он уже на сцене с ребятами?
Однако, подойдя к сцене, я увидел только четверых парней из моей группы. Я подошёл к ним.
- Блин, где Гэри?! – от волнения я начал грызть ногти.
- Ну, тебе лучше знать… - Ларри усмехнулся и подвигал бровями вверх-вниз. Я посмотрел на него, как на дебила.
- Нет, действительно, он звонил кому-нибудь? – спросил Антти. – Всё-таки уже мало времени осталось.
Все покачали головами. Чёрт, где же Гэри?
Но мои мысли были прерваны радостным воплем с другого конца сцены.
- Кристиан!
Я застыл от ужаса, а потом обернулся. Так и есть: это ты! Во всей своей красе: в обтягивающих чёрных штанах, в коричневой кофточке, которая застёгивается на одну пуговицу, накрашенный, в неизменной розовой шапочке… и с моим младшим братцем, висящим у тебя на шее. Блин, хоть бы меня не позорил…
- О, Йонне, - Ларри пихнул меня локтём в бок, еле сдерживая смех. – Кажется твой брат тоже неравнодушен к Крису!
- Не говори глупостей… - ответил я.
Что?! Что значит «ТОЖЕ неравнодушен»? Блин, всё, пиздец Ларри! Я с ним потом поговорю!
Я опять повернулся в твою сторону и увидел, как ты окончательно портишь и без того дурацкую причёску Вилле. Сзади послышались смешки одногруппников. Копец, ты что, решил замутить с моим братом? Я сорвался с места и пошёл по направлению к тебе. По пути заметил, как Вилле, увидев меня, начал тебе что-то шептать. Небось, опять рассказывает, как я страдаю. Малолетний засранец!!! Ну я ему завтра устрою!
Я подошёл.
- Привет, Йонне! - Вилле улыбнулся, делая вид, что только что меня заметил. – А мы тут болтаем…
- Привет, - ну всё, я разозлился. – Здравствуй, Крис!
Сколько же сил мне стоило, произнести твоё имя, да ещё и безразличным тоном!
- И тебе того же, - а вот хамить не обязательно. Неужели ты в своей жизни недостаточно меня унизил? Надо ещё и перед моим братом меня позорить?
- Ой, у меня есть замечательная идея! – как ни в чём не бывало воскликнул маленький придурок, которого я имею несчастье называть своим братом, обняв нас обоих за плечи. – А что если мы после концерта пойдём куда-нибудь и выпьем пива втроём? А?
Надо быть сильным. Зачем страдать опять? Зачем на что-то надеяться? Раз и навсегда сказать «нет». Ни тебе, ни Вилле, а самому себе. Чем быстрее я смирюсь, тем быстрее кончится боль. Тем более, у меня есть Гэри.
Вилле в это время умоляюще смотрел то на меня, то на тебя.
- Я не думаю, что это очень хорошая идея!
- Да, я тоже так думаю, - сказал ты и усмехнулся. - Тем более, мне кажется, Йонне после концерта пойдёт пить пиво с Гэри.
Ты развернулся и ушёл, а я остался стоять, просто в шоке от того, что ты только что сказал. Если ты хотел разбить меня, ты только что это сделал.
- Йонне, почему?! – вскричал Вилле с негодованием. – Ты даже не попытался…
- Заткнись, мелочь, - тихо сказал я, перебив его, - а то прибью.
Видимо, мой взгляд говорил сам за себя, потому что Вилле замолчал и ничего не сказал даже тогда, когда я пошёл обратно к своей группе.

- Гэри звонил, - сказал Ларри, когда я подошёл. На лицах ребят не отражалось большого счастья, поэтому я спросил:
- И?
- Он заболел, - сказал Снэк. – У него температура 39.5. Он просто не смог прийти. Даже еле смог позвонить.
- Ага, - только и сказал я. – Дайте я ему позвоню.
- Йонне, у человека жар, - Ларри помахал телефоном перед моим носом. – Не стоит его тревожить. У него сейчас скорая.
- Скорая? – переспросил я. Неужели всё так серьёзно? – Ну я пошёл.
- Куда?! – Ларри схватил меня за воротник. – Стоять!
- К Гэри! – воскликнул я. – Я же волнуюсь!
- Эй, кому ты чешешь? Перед тобой твой лучший друг, который прекрасно знает, что есть на свете люди, за которых ты волнуешься гораздо больше.
Я поднял на него взгляд. Неужели он всё знает? Неужели знает, что я на самом деле ЛЮБЛЮ Криса? Как он догадался?
- Вообще-то, у нас как бы контракт! – прервал мои мысли Джей. – Мы должны сегодня сыграть. Ты знаешь, это важно.
- Хорошо, - сказал я. – Но где мы возьмём второго гитариста? Я бы мог сам сыграть… Но я не знаю партий…
Антти пихнул Ларри в бок.
- Так вот, - начал Ларри. – Мы тут подумали…
- О боже, только не это! – я сделал страшные глаза.
- Мы подумали, - продолжал Ларри, опустив взгляд, - что сыграть может только один человек…
Ларри замолчал и посмотрел на меня, словно ждал, что я сам догадаюсь. Я посмотрел на Ларри в ответ с любопытством. Тот вздохнул.
- И этот человек… единственный, кто знает наши партии… это… ну как бы тебе сказать…
- НЕТ! – страшная догадка озарила моё сознание. – Только не он. Только не он…
Только не ты…
- Да, это Крис! – сказал Ларри. – Другого выхода нет.
- Ладно, как хотите, - быстро сдался я. В конце концов, не этого ли я хотел? Оказаться вместе с ним, хотя бы однажды… Тем более, если все так решили.
- Надо с ним поговорить, - сказал Снэк.
- Ага, - подтвердил Джей, - Йонне, ты поговоришь с ним.
- Что?! – я аж подпрыгнул от неожиданности. – А почему я?!
- А кто? – Ларри выразительно посмотрел на меня.
- Ты! – я не менее выразительно посмотрел на Ларри. Тот покачал головой в ответ. Все смотрели на меня. Неужели я один здесь понимаю, что тебе нет дела до меня? Что тебе всё равно, кто будет тебя просить?
- Нет, - я отвернулся. – Нет!
- Йонне, - вскричал Ларри, - у нас контракт срывается, а ты ведёшь себя как трёхлетняя девочка.
Это я трёхлетняя девочка?! Раз такой умный, сам бы и пошёл, а не заставлял трёхлетних девочек!
- Хорошо, я пойду.
И я на ватных ногах отправился за кулисы. Я понятия не имел, где ты, поэтому решил поискать твою гримёрку. Ноги дрожали, руки тряслись. Я вообще еле шёл. Когда я подошёл к гримёркам, я понял, что даже не могу прочесть названия от волнения. Так, это вроде наша, а это… вроде написано “The 69 Eyes”. Это же не твоя группа? Нет? А твоя как называется? О боже, я скоро своё имя забуду… Как же она называется?...
Так, прекратить панику. Она называется “Matthau Mikojan”, а “The 69 Eyes” – это там, где Юрки. А меня зовут Йонне, и всё в порядке.
- Эй, Йонне, привет, - донеслось сзади, - ты что, потерялся?
Я оглянулся и увидел Матти, идущего мне на встречу. Мы пожали друг другу руки.
- Эээ… Матти… - начал я.
- Да? Я вас слушаю. Справочная на проводе. Представьтесь, продиктуйте свой номер, идентификационный код и номер лицевого счёта в банке, - протараторил твой брат, улыбаясь во все 32.
- Ээээ… - выдавил я. – А где ваша гримёрка?
Чёрт, надо было начать издалека. А вдруг он всё знает?
- А зачем тебе? – удивлённо спросил Матти, и тут же рассмеялся. – Или в твоей спит бухой Юрки?
Я невольно улыбнулся. Ну хоть у кого-то прикольный брат.
- Мне… просто надо с Крисом поговорить… - сказал я. – Не то, чтобы лично мне… Просто… надо…
- Ага, - произнёс Матти. – Да ты не нервничай. По коридору третья дверь налево. Ну, до встречи!
И он удалился, насвистывая что-то себе под нос.
Я посмотрел ему вслед и почувствовал себя настоящим тормозом. Теперь я понимаю, почему иногда ты так злишься на своего брата.
Я наконец вспомнил о цели своего похода. Я прошёл две двери и остановился возле третьей. Помедлив минуту, я постучал.
- Войдите! – донёсся изнутри такой родной голос. – Кто там у нас такой вежливый?
Я с содроганием вошёл внутрь и тут же натолкнулся на взгляд твоих глаз.
- Йонне?! – ты вскочил со стула. – Что ты здесь делаешь?
- Мне надо с тобой поговорить, - сказал я. – Можно?
Чёрт, опять я перед тобой унижаюсь. Я даже не могу нормально разговаривать с тобой.
- Как интересно! О чём же? – ты снова присел на стул и жестом указал на другой. Я сел напротив.
- Я хотел сказать… что… мы же не враги…
Что-то я совсем не туда клоню.
- Ну да, - видимо, ты расценил эту фразу по-своему. – Если ты о моей последней фразе о Гэри, то забудь. Я погорячился.
- Что?! При чём здесь Гэри?! – раздражение и страх поднимались во мне наравне друг с другом. – Давай не будем приплетать сюда Гэри!
- А, ну да, конечно, нельзя оскорблять тех, с кем ты спишь!
- Да как ты смеешь?!
- А ты как?!
- Что я тебе сделал?! За что ты так со мной поступаешь?! За что ты меня ненавидишь?!!
Последнюю фразу я просто выкрикнул тебе в лицо. По моим щекам текли слёзы. Совсем не для этого я сюда пришёл. А теперь я просто сидел и плакал, как… чёрт, КАК ТРЁХЛЕТНЯЯ ДЕВОЧКА!
А ты встал со стула, подошёл ко мне и стал на колени рядом со мной. Мне показалось, или в твоих глазах тоже были слёзы?
- Только не плач, принцесса, - сказал ты, вытирая мои слёзы. – Никогда не мог видеть, как ты плачешь.
Не мог видеть, а заставлял меня плакать… Зачем ты сейчас это делаешь? Зачем касаешься своей рукой моего лица? Зачем смотришь на меня своими зелёными глазами?
Всё, хватит!
- Я вообще не для того здесь, - произнёс я, убирая твою руку и всхлипывая. Ну прямо благородная девица.
- А для чего? – ты уселся на полу возле моих ног, очевидно, чтобы не вставать.
- Просто… кхэмм… Гэ… Гэри нет…
- И? – ты поднял брови.
- Ну, он заболел, - сказал я, отворачиваясь. – И… мы хотим тебя попросить, чтобы ты сыграл сегодня с нами.
- Что?! – ты секунд 15 смотрел на меня широко раскрытыми глазами, а потом встал с пола. – Хорошо, но с одним условием.
- С каким? – срывающимся голосом спросил я, едва скрывая дрожь.
- Ты больше не будешь плакать! – ты улыбнулся и вышел за дверь.
Наверное, моё лицо в ту минуту приобрело очень глупое выражение, так что хорошо, что меня никто не видел.

Пять минут до выхода. Готовиться. Первый раз за последние полгода всё так, как и должно быть. Я стою за кулисами, смотрю на сцену, где поёт мой младший брат, и улыбаюсь. Рядом со мной стоят Снэк, Джей, Антти, Ларри и… ты. Хоть я тебя и не вижу, я знаю, что ты стоишь сзади слева. Я чувствую тебя. Ты уже выступал сегодня со своим братом, а теперь будешь выступать с нами. Но это всё неважно. Важно то, что ты со мной.
Вилле закончил петь, и “Flinch” зашли за кулисы.
- Молодцы, ребята, - похвалил я, - так держать!
Вилле улыбнулся мне, проходя мимо.
- Ты молодец, малявка! – я обернулся и увидел, как ты опять это делаешь!
- А ты что, ещё выступать будешь? – спросил Вилле, поправляя причёску.
- Ну… - протянул ты. – Вроде как.
Вилле посмотрел на меня, потом на тебя.
- Вы что ли… вместе будете выступать? Правда?! – улыбка до ушей, а потом этот дятел прижал нас обоих к себе и друг к другу. Мы невольно улыбнулись. – Круто!!! Ну я буду смотреть! Ой, как же я вас люблю!
С этими словами он подпрыгнул от радости и побежал к своей группе.
- Пора выходить! – быстро сказал я и отвернулся.
Мы вышли на сцену. И опять всё как всегда. Зрители, толпа поклонников, аплодисменты, первые аккорды, и пошло-поехало! Одна, вторая песня… И вот, наконец, твоя любимая…
Only sorrow and pain
Will fill your heart tonight
Как же мне хочется сделать то, что я делал всегда. Но я даже к Ларри боюсь подойти, чтобы тебя не обидеть. Как хочется почувствовать вкус твоих губ, твой язык у себя во рту… Но ты стоишь метров за 10 справа от меня.
This love was a curse
And we were just framed
It all comes back crying out your name
Я хочу на тебя посмотреть, поворачиваю голову и вижу, что ты здесь, рядом, 2 метра, рукой подать. Ты увлечённо играешь партию, она кончается, и ты поднимаешь на меня глаза.
Only sorrow and pain
Will fill your heart tonight
Only thing that will remain
Is your heart next to mine
Sorrow and pain...
Only sorrow and pain
Раскаяние и боль… Смотрю в твои глаза… Только раскаяние и боль…
Я подхожу к тебе, провожу рукой по твоему лицу, ты тянешься ко мне губами, а я к тебе. Наши губы соприкасаются, и вот я уже лечу над землёй. Всё в мире перестало существовать. Единственное, что осталось, - это твоё сердце рядом с моим. Секунда, но этот миг длится вечность. Отрываюсь, понимаю, что это, возможно, наш последний поцелуй.
Пою только тебе…
Sorrow and pain...
Only sorrow and pain
Пою последние слова и ухожу прочь со сцены. Не могу идти. Слёзы застилают глаза. Из горла готов вырваться крик, но я не могу дышать. Прислоняюсь к стене, сползаю по ней и начинаю рыдать. Ничего не могу с собой поделать…
- Йонне, что с тобой?
- О господи, Йонне!...
- Тебе плохо, Йонне?!
Они что, вообще все припезденные?! Нет, мне хорошо, бля!!! Отвалите от меня, дебилы!
- Йонне, прекрати, пожалуйста! – понял, что кто-то пытается меня поднять. – Здесь же люди! Идём со мной!
Ларри всё же удалось меня поднять и с помощью кого-то ещё затащить в гримёрку.
- Крис, тебе лучше уйти!
- Что вообще происходит?
- Ларри, ты не имеешь права…
- Ещё как имею!
- Да прекратите разборки!
- Я никуда не пойду!
Меня положили на диван, и я продолжал рыдать, уткнувшись в подушку, пока все спорили.
- Юкка… Юкка… - неужели это мой голос?
Все замолчали.
- Я останусь, а вы уйдёте.
Ты сказал это, и все вышли из комнаты, а ты запер дверь.
- Ты же обещал…
Что?! Что я обещал, мать твою?!
- Ты обещал мне не плакать, если я сыграю с вами…
Я поднял на тебя заплаканные глаза. Ты сел рядом и привёл меня в сидячее положение.
- Ты меня обманул, и теперь ты мне должен…
- Что? – если честно, мне уже было всё равно, что бы ты не попросил.
- Поцелуй.
Я судорожно вздохнул. Ты приблизился к моему лицу.
- Неужели ты так ничего и не понял, Йонне?
- О чём ты?
- Может, я немного опоздал, - ты опустил глаза. – Но ты должен это знать.
- Что, Юкка?
- Принцесса, - ты улыбнулся. – Я люблю тебя!
Я вздрогнул. Люблю… Ты сказал: люблю… Неужели?...
Я бросился тебе на шею, повалив на кровать. Я плакал и целовал тебя. Ты тоже плакал. Ну почему ты не сказал этого раньше? Стольких глупостей мы бы не сделали. То, что ещё час назад казалось далёкой мечтой, почти умершей надеждой, сейчас оказалось реальностью. Теперь ты мой навсегда. А я – твой!
- Я тоже люблю тебя, Кристиан…
И одним поцелуем ты не отделаешься…

**********************************************************************

Наконец Гэри проснулся и стал мерить температуру. Было семь часов вечера. Вчера был концерт, а его, Гэри, там не было. Жаль, он подвёл ребят. И не увидел Йонне. Он даже не звонил. Наверное, занят. А, ну да, у него же интервью сегодня в прямом эфире. Гэри нашёл пульт под кроватью и включил нужный канал. Как раз начиналась программа, и ведущая представляла Йонне. Гэри улыбнулся. Любимые глаза, которые всегда лучились светом… Йонне, ангел, спустившийся с неба…
Гэри посмотрел на градусник. 38.5. Понятно, почему так болит голова и ломит всё тело. Вот надо было простудиться в такой момент!
Гэри прислушался к интервью.
- Скажите, Йонне, вы собираетесь выпускать новый альбом?
- Да, мы уже над ним работаем. И скоро, я думаю, он выйдет в свет. Однако пока я не хотел бы ничего загадывать.
- Йонне, хотелось бы знать о вашем нынешнем гитаристе, Туомасе Кэскинене. Как складываются его отношения с группой?
Йонне обворожительно улыбнулся.
- Вот как раз насчёт Гэри я хотел бы сделать заявление.
Заявление?! Гэри напрягся. Почему ему ничего об этом неизвестно?
- Гэри очень хорошо справлялся с обязанностями ритм-гитариста, и его отношения с группой были тоже очень неплохими.
Справлялся? Были? Почему в прошедшем времени?
- Однако в данный момент, - продолжал Йонне, - мы не нуждаемся в услугах ритм-гитариста. Отныне на концертах мы постараемся справляться впятером.
Значит, он больше не нуждается в услугах? Вот оно что! Гэри сполз с дивана и подполз к телевизору. Из-за слёз и жара почти ничего не было видно. Йонне что-то говорил, но Гэри уже не слушал. Он провёл рукой по телевизору там, где было лицо Йонне.
Только раскаяние и боль…
- За что, Йонне, за что? – Гэри было трудно дышать, в глазах мелькали звёздочки. – Йонне…
Гэри застонал и упал на пол, обессиленный, сотрясаясь в рыданиях.

06.02.2009.

@темы: Flinch, Matthau Mikojan, Negative

Комментарии
2009-02-07 в 23:05 

…Мастер Пресекающий Ненужные Жизни…
Урра!
У меня есть что почитать!!!*поклонился*

2009-02-08 в 00:01 

…Мастер Пресекающий Ненужные Жизни…
Это как- то...
незнаю...
цинично что-ли...и...Младший не
такой кретин...

2009-02-08 в 09:33 

Dal giorno che sei nata tu rovini la mia vita... (c)
это же фанфикшн. это предполагает, что я сама придумала характер персонажей. тем более, это вторая часть и ещё не конец)))

2009-02-08 в 17:17 

…Мастер Пресекающий Ненужные Жизни…
Dani69
эм....
ну это мое мнение)
жду проды :smirk:

2009-02-08 в 19:09 

I am so much more than Royal.
Dani69
Не буду тебе больше Флинч кидать :laugh:
Засранец!
Убить мало.

2009-02-08 в 20:08 

Dal giorno che sei nata tu rovini la mia vita... (c)
Та блин, Вилле - не кретин! Он добрый и высокоморальный молодой человек. А вы сразу: кретин, кретин...

Aarne Koskinnen Я же любя... *хнык-хнык* Прикольная ава, кста)))

*в процессе написание третьей части сего бреда. з.ы. всё, вы меня разозлили: там будет порно и ещё кое-что и ниипёт)))*

2009-02-08 в 20:17 

I am so much more than Royal.
Dani69
Спасибо)
они все у меня классные)))
Ну смотри мне)))
надеюсь обещание про проду будет правдивым)))
Жду.

2009-02-09 в 22:24 

…Мастер Пресекающий Ненужные Жизни…
2009-02-09 в 23:06 

Dal giorno che sei nata tu rovini la mia vita... (c)
FUCK, вдохновение ушло. А ещё Кисо!!!!! О-о-о-о-о-о...
З.Ы. Порносцену с Йо и Ви я уже написал)))

2009-02-10 в 11:08 

I am so much more than Royal.
Dani69

Порносцену с Йо и Ви я уже написал
мха-ха-ха
я тож написал в своем фанфе такую ))))
мне эта пара нравится больше......чем Й/К
^_________^

2009-02-10 в 11:19 

Dal giorno che sei nata tu rovini la mia vita... (c)
Aarne Koskinnen ну мне больше нра Йо и Крис. не знаю, что-то такой инцест меня не прёт, хотя летоцест даже очень...

2009-02-10 в 22:09 

…Мастер Пресекающий Ненужные Жизни…
Dani69
а где прода? :)

2009-02-10 в 22:31 

Dal giorno che sei nata tu rovini la mia vita... (c)
Jonne Koskinnen смотри выше. я уже выложил

2009-02-10 в 22:56 

…Мастер Пресекающий Ненужные Жизни…
Dani69
уже нашел спс)

   

Ударим СЛЭШЕМ по ФИНСКОМУ бездорожью!

главная